Art Of War©
История афганских войн

[Регистрация] [Видеоматериалы] [Рубрики] [Жанры] [Авторы] [Новости] [Книги] [Форум]

afgan  

Необоснованность надежд


© Copyright   afgan    (greshnoff@mail.ru)
Добавлено: 2007/12/17
ИНФОГРАФИКА Афганистан -1979-1992
Годы событий: 2007
Аннотация:
Несоответствие возможностей нынешней американской армии тем задачам, которые ставит перед ней политическое руководство страны - необоснованность надежд сторонников якобы произошедшей в информационную эпоху революции в военных делах

Обсуждение произведений


Принятый в Америке в мае 1917 года закон о воинской повинности, хотя и не предусматривал тотальной мобилизации (призывники отправлялись в армию по жребию), все же позволил к концу войны увеличить численность армии до 4,8 млн. человек, из которых порядка 2 млн. были переправлены в Европу. Во время Второй мировой войны вооруженные силы США насчитывали уже 15 млн. человек, в 1940–1942 годах США произвели больше вооружений, чем все страны антигитлеровской коалиции вместе взятые.

С точки зрения слабости своей сухопутной армии на момент начала Первой мировой войны США не являлись исключением. Другим поразительным примером была Великобритания, политический лидер тогдашнего мира. Сухопутная армия там была создана лишь незадолго до войны, причем, как уже отмечалось, до 1916 года правительство отдавало предпочтение призыву добровольцев. Более того, Генеральный штаб армии появился у Великобритании лишь за десять лет до начала войны, до этого долгосрочное военное планирование отсутствовало.

То, что именно США и Великобритания могли долго обходиться без крупных сухопутных армий и связанного с ними призыва, объясняется, очевидно, их географическим положением. Моря и океаны отделяют эти страны от потенциальных противников. Форсировать Ла-Манш не решились ни Наполеон, ни Гитлер. О вражеских десантах на территорию США речь также не шла. Однако вместо того, чтобы использовать столь благоприятное положение дел и сокращать военные расходы, нынешняя администрация в Вашингтоне продолжает говорить о необходимости увеличения численности войск.



Близкой к идеалу является ситуация, при которой высокоточное американское оружие дополняется на театре военных действий местными сухопутными вооруженными формированиями, такими, как хорватские части в Боснии в 1995 году или войска Северного альянса во время последней афганской кампании. В обоих случаях речь шла о коалиции, в составе которых контрактные американские вооруженные силы только и могут действовать. Ведь как только они остаются один на один с противником, например, как сейчас в Ираке (последние союзники вот-вот уйдут и новых не появится), выясняется, что численности собственно американских войск никак не хватает для победы (хотя вклад союзников и ранее был невелик).





Интересен опыт англичан, создававших в Индии военные части из местного населения. Из афганских племен и сейчас, наверное, можно было бы сформировать целую армию с затратами, несоизмеримо меньшими, чем те, которые необходимы для снаряжения американских контрактных частей. Нечто подобное американские инструкторы, видимо, пытаются сделать в Ираке, не подвергая, впрочем, сомнению суверенитет местного правительства над собственной армией (хотя дееспособность иракского правительства и вызывает сомнения). А в том случае, когда противник по-настоящему силен и компромисс невозможен, без частичной мобилизации населения метрополии все равно не обойтись.



Во время Первой мировой войны английскому правительству удавалось делать ставку на добровольцев до 1916 года, но в конечном итоге призыв был неизбежен. Как показывает история, контрактная армия хороша для акций карательного свойства, для смены режимов в государствах со слабыми вооруженными силами, которые разбегаются при первом ударе, для давления. Но оккупировать обширную страну она неспособна, поскольку просто не может быть достаточно большой для этого, ведь добровольцам надо хорошо платить. Быть может, армия в 500–600 тысяч человек сумела бы установить контроль над Ираком и даже разбить формирования Муктады ас-Садра (и это было бы крайне трудно, учитывая недавний опыт боев даже призывной израильской армии с «Хезболлах» в Ливане). Так ли это, мы уже не узнаем, поскольку увеличение американского контингента в Ираке до такой численности при нынешних настроениях американцев и невозможно, и ненужно. Об ограниченных возможностях американской армии говорит, в частности, тот факт, что Буш сегодня избегает прямо называть ас-Садра врагом США, поскольку понимает, что существующий американский контингент все равно не может справиться с тысячами бойцов шиитского лидера при их высокой мотивации. Для этого пришлось бы оккупировать шиитские районы страны, но такого количества военнослужащих у контрактной армии нет.

Оставшиеся слабые режимы в странах Третьего мира действительно с большим или меньшим успехом могут быть свергнуты в результате карательной экспедиции контрактных воинских частей с применением наводящихся при помощи спутников ракет. Но что такие части и ракеты смогут сделать, например, в Китае? Без традиционной пехоты и танков эта кампания невозможна, а американские спутники, с которых наводится высокоточное оружие, китайцы могут просто сбить. Пекин недавно продемонстрировал такую возможность, сбив во время учений собственный метеоспутник. Добавим сюда систему ПВО и возможность ответного ядерного удара, пусть и ограниченного. В такой войне никакой революции не произошло, а карательные экспедиции против слаборазвитых стран Вашингтону удавались и в XIX веке.

Так называемая RMA (революция в военных делах - RMA, “revolution in military affairs”) имеет банальное объяснение — просто у слаборазвитых стран нет того высокоточного вооружения, которое есть у США, а также отсутствуют группировки космических войск и современная ПВО. Именно поэтому разгромить их с большой дистанции несложно. Но если бы в высокотехнологическом аспекте возможности были примерно равными, то последнее слово все равно оставалось бы за пехотой, танками и атомными бомбами. Революция не в том, что у американцев появилось новое оружие, а в том, что его пока нет у их противников. Такие «революции» в истории случались часто, однако в конце концов силы относительно выравнивались, чтобы потом вновь прийти в дисбаланс. Но оккупация территории противника все равно будет оставаться условием победы, и заниматься этим в любом случае будут сухопутные силы.



Что касается контрактной армии, она может решать (и решала всегда) лишь второстепенные задачи, не связанные с обороной страны от смертельного противника или навязыванием своей воли сильному государству. Здесь кроется ответ на вопрос, почему администрация Буша, по всеобщему признанию, не направила в Ирак достаточно войск для оккупации этой страны. Нанять по контракту столько людей невозможно, для этого пришлось бы провести частичную мобилизацию населения. А, учитывая, что иракскую кампанию, в отличие от афганской против талибов, укрывавших бен-Ладена, можно было вообще не начинать, вводить ради нее призыв было нельзя по внутриполитическим соображениям.

Поскольку от контрактной армии нельзя многого ждать, постольку на нее не следует и много тратить. Хотя и не без некоторого опасения впасть в чрезмерный оптимизм, можно предположить, что, если даже противостояние США с Советским Союзом в условиях наличия у обоих государств ядерного оружия в качестве сдерживающего фактора не закончилось войной, то и противостояние Соединенных Штатов с Китаем также обойдется без этой фазы. По всей видимости, борьба тоже будет идти в русле соревнования в эффективности социально-экономических систем с применением лишь косвенных методов для подрыва потенциала конкурента. Если так, сокращение расходов США на контрактную армию в рамках общего сокращения налогового бремени для стимулирования экономического роста было бы верным шагом.



Но не спровоцирует ли это потенциальных противников США на увеличение расходов на армию, ведь так конкуренты получат шанс хоть сколько-нибудь приблизиться к Америке? Во-первых, разрыв все-таки слишком велик (причем, по крайней мере, в отношении Европы, продолжает увеличиваться). Во-вторых, попытка какого-либо государства догнать США в военной области, скорее всего, приведет просто к разорению конкурента Вашингтона, особенно на фоне ожидаемого положительного эффекта, который сокращение военных расходов должно дать американской экономике. Есть и другой аспект. В случае значительного сокращения собственных вооруженных сил Вашингтон наконец-то получит моральное право призывать другие страны к ограничению военных расходов и мирному разрешению споров. Есть вероятность, хотя и небольшая, что, по крайней мере, какие-то государства задумаются над целесообразностью наращивания своего военного потенциала в ущерб экономике.



Что касается R&D (высокоточное оружие, позволяющее вести дистанционную войну), то их финансирование вряд ли стоит сильно сокращать, поскольку эффект от разработки военных технологий рано или поздно сказывается и на развитии гражданских отраслей. Кроме того, всегда остается опасность оказаться позади конкурентов в столь важной области, какой является разработка новых видов оружия. Экономить следовало бы на производстве вооружений, массовые масштабы которого вовсе не обязательны. Достаточно иметь небольшое количество образцов, чтобы в случае необходимости наладить их широкое производство (что обычно и делалось прежде).

Вторая статья сокращения расходов — это, безусловно, собственно численность войск. Армия, насчитывающая почти 2 млн. 700 тыс. человек в мирное время, выглядела бы кощунством в глазах отцов-основателей США. Это явное попрание того образа демократической республики, который их вдохновлял. Реальной является опасность сращивания государственного аппарата, связанного с военными закупками, с частными компаниями, поставляющими вооружения. Это чревато не только коррупцией и неверными решениями по поводу характера самих закупок, но и локальными войнами, которые могут быть спровоцированы для оправдания грандиозных расходов на «оборону». Не говоря уже о перспективе разорения страны, как это произошло в случае с Советским Союзом. Но у последнего хотя бы был противник…

Военная сила не может предотвратить упадок так же, как она сама по себе не в состоянии обеспечить жизнеспособность государства. Североамериканские колонии выиграли войну за независимость против всемогущей Великобритании, хотя до начала этой войны никакой армии у них не было. Не было даже флага, под которым она могла бы сражаться. Однако была готовность к жертвам, и было дело, которое стоило защищать. Если нет этого, все остальное теряет значение. Тогда огромные армии сдаются без боя и отступают все дальше, пока не исчезнут наконец во мгле веков.


счетчик посещений contador de visitas sexsearchcom
 
 
sexads счетчик посетителей Культура sites
© ArtOfWar, 2007 Все права защищены.