Art Of War©
История афганских войн

[Регистрация] [Видеоматериалы] [Рубрики] [Жанры] [Авторы] [Новости] [Книги] [Форум]

Правов Андрей Иванович

ЕСЛИ ОТВЕСТИ ГЛАЗА ОТ РАЗВАЛИН


© Copyright   Правов Андрей Иванович  (greshnoff@mail.ru)
Добавлено: 2007/04/24
Мемуары Афганистан -1979-1992
Годы событий: 1992, 1995
Обсуждение произведений


(Из книги "От Совинформбюро до РИА "Новости")


...Позади была настоящая "весенняя распродажа" апээновского имущества. Для этой цели УД РИА "Новости" делегировало в Кабул своего представителя - Александра Шпикалова. Вместе с ним мы упаковали несколько больших ящиков того, что нужно и еще можно было вывезти на "спецухе", как называли в Кабуле прилетавший примерно один раз в две недели специальный "бесплатный" самолет из Москвы. Все же остальное, дабы "не досталось врагу", подлежало распродаже.
А между тем в бюро АПН в годы "расцвета" работало порядка десяти только командированных из Москвы сотрудников. Работали их жены и многочисленный штат переводчиков, стилистов, администраторов, водителей, садовников, уборщиков и т.д. При этом у них были не только свои рабочие столы, стулья и пишущие машинки в бюро. В арендованных квартирах стояли апээновские кровати, холодильники и различные другие предметы быта с инвентарными номерами.

Постепенно, по мере убывания сотрудников, все это привозилось в многочисленные кладовые во дворе виллы, а в конечном итоге в начале марта было передано мне согласно "спуску о передаче дел".
"Распродажа" заняла недели две, после чего Саша Шпикалов вместе многочисленными ящиками и коробками улетел в Москву, оставив меня уже в почти пустой вилле - ждать моджахедов.
Ситуация была "стремная" - настоящая "мечта для корреспондента". Правда, несколько щекотала нервы неизвестность, как будет проходить штурм Кабула и что сделают с оставшимися здесь российскими гражданами моджахеды.
Поэтому "от греха подальше" я спустил с балкона длинную деревянную лестницу, приоткрыл "задние ворота", поставил возле них "Ниву", перекрыл к ней подход с "парадного подъезда" и, в перерывах между сочинением корреспонденций, уже со спокойным сердцем загорал в самодельном солярии.
Вечера же, как правило, были посвящены "общению". Часто наведывался в ресторан клуба ООН, где проводила время становившаяся все более многочисленной "братия" иностранной прессы. Там мы обменивались информацией, а иногда и решались на рискованные, но надолго запоминающиеся журналистские мероприятия.
Одним из них был выезд на такси в пригороды Кабула, как можно ближе к Баграму, где на уже оставленной армией Наджибуллы авиабазе был временный штаб наступавшего на город Ахмад Шаха Масуда. Выехать за город таксист решился недалеко, за "вторую линию обороны" , которой уже не существовало. Не было также ни третьей, ни первой линии. Город был полностью открыт, а по дорогам шли "кто куда" военнослужащие афганской армии. Один из офицеров на наш вопрос, что они собираются делать дальше, ответил четко:"Пойду к тому, кто предложит что-нибудь интересное..."
То есть годы Апрельской революции и "построения социализма, минуя капитализм" в Афганистане стремительно заканчивались. Впереди же, как выяснилось позже, страну ждали "смута", продолжение междоусобной войны и страдания десятков тысяч беженцев.
Напротив виллы бюро, в консульский отдел посольства России, очередь за визами росла день ото дня. Буквально на глазах пустел Микрорайон - состоящий из блочных пятиэтажек (на самом деле четырехэтажек - прим. редактора) "город в городе", построенный советскими строителями для элиты Наджибуллы (на самом деле расцвет строительства Микрорайона пришелся на времена правления Дауда и Хафизуллы Амина - прим. редактора). Все, кто мог уехать, уезжал. Те же, кто оставался, уже часто с нескрываемой радостью ждал прихода моджахедов.
Последние "для души" занялись откровенным "телефонным хулиганством" - звонили в посольство и наше бюро и в "доступной форме", на хорошем русском языке доходчиво объясняли, что будет сделано лично с тобой после прихода моджахедов.
Надо сказать, что фантазия у звонивших била через край...
Однако, несмотря на все волнения, приход моджахедов в Кабул прошел спокойно. Никто никого не убивал и, как выяснилось, даже не собирался.
В один из дней конца апреля на выезде из посольства меня остановил дежурный комендант: " Все, в город нельзя, моджахеды пришли"...
Последовавшая за тем ночь была очень бурной. На всех склонах окружающих посольство гор горели факелы, и державшие их в руках мусульмане радостно приветствовали моджахедов криками "Аллах акбар".
Так происходило во всем Кабуле. Порой казалось, что от криков вылетят стекла, и что наше ставшее за одну ночь почему-то очень маленьким посольство будет раздавлено, как скорлупа грецкого ореха.
К крикам вскоре добавилась и стрельба в воздух. В Афганистане это традиция. Пришлось принимать срочные меры - класть матрас на пол, за кровать, впритык к стене, дабы уберечься от "случайных пуль". Утром обнаружил три дырки в "Жигулях". В двух местах был пробит багажник и в одном крыша.
Так началась жизнь с моджахедами, которая продлилась для нас четыре месяца.
В апреле же перестрелка стихла уже на следующий день. Кабул был сдан практически без боя. Его защитники либо давно разошлись по домам, либо входили в город уже в составе вооруженных отрядов различных группировок моджахедов.
Одна из таких группировок - "хезби вахдат" ("партия единства" - прим. редактора) шиитов-хазарейцев "взяла на охрану" посольство России и виллу бюро РИА "Новости".
Это "сюрприз" я обнаружил, приехав на виллу сразу после того, как коменданты открыли для выезда посольские ворота.
Надо сказать, что моджахеды встретили меня довольно вежливо, хотя категорически отказывались признать мое предложение - считать виллу "продолжением территории посольства России", только находящейся через дорогу.
"Нет, посольство там, - указывал рукой их командир, - а здесь будет находиться наш штаб..."
И в подтверждение его слов к забору виллы, к месту для стоянки автомашин тяжело подъехала БМП.
Данный наш разговор в первый день "знакомства" имел довольно забавное продолжение в конце августа, когда в районе уже шли танковые бои и он оказался полностью отрезанным от электроэнергии. В посольстве же благодаря генераторам электричество было.
Уже довольно поздно вечером позвонил дежурный комендант и сказал, что меня настоятельно требуют моджахеды. Выйдя из посольства, я сразу же узнал обитателей нашей виллы. Настроены они были довольно решительно, и смысл сказанного сводился к тому, что если, как я говорил, вилла - это "продолжение территории посольства", пусть и там будет электричество. "Ведь это справедливо", - уверял меня молодой хазареец.
На всякий случай, чтобы не раздражать моджахедов, я совершенно серьезно попросил их "еще немного потерпеть" и пообещал им поговорить об этом "где надо"...Но тогда уже все мы знали - через два-три дня будет полная эвакуация работников всех российских загранучреждений, то есть Москва приняла решение закрыть свое посольство в Кабуле.
Нашему отъезду предшествовали две недели боев вокруг посольства, обстрелов и ночевки в бомбоубежищах. В результате попадания танкового снаряда в одну из стен квартиры в посольстве были убиты двое наших товарищей. Еще несколько человек получили ранения.
До отъезда надо было решить еще несколько проблем, и главная из них - деньги РИА "Новости" в " Да Афганистан Банк".
Еще осенью 1991 года кем-то в АПН в Кабул была перечислена немалая сумма денег в национальной афганской валюте - афгани. Частично их удалось со счета снять, поменять на доллары и диппочтой отправить в Москву, где родное ГФЭУ, как мне потом говорили, восприняло их как " неожиданный, но очень приятный сюрприз". Ведь средств на финансирование работы зарубежных бюро уже начинало не хватать.
Сейчас же было ясно, если оставшиеся деньги не изъять из банка - можно быть твердо уверенным - РИА "новости" они уже никогда не достанутся.
Надо было срочно действовать.
Последние тысячи афгани я снимал со счета вместе с двумя помощниками - работником консульского отдела посольства и преподавателем русского языка из ДСНК (Дома советской науки и культуры - прим. редактора).
Запаянные в полиэтилен пачки афгани засовывали в сумки, клали в багажник "Жигулей" и тут же ехали на рынок, к знакомым афганцам. Те приводили менял, мы проверяли доллары с помощью одолженной в представительстве "Аэрофлота" специальной машинки. Затем втроем составляли акт.
Когда вечером офицер безопасности узнал о наших "подвигах", мне казалось, что он даже кричать не мог от "изумления и возмущения". " Ты - сумасшедший, - говорил он мне, крутя пальцем у виска, - в городе могут отрезать голову за 50 долларов, а тут - полный багажник денег..."
Но все обошлось. Вырученные доллары я положил в бумажник и на веревке повесил на шею, чтобы затем, привезя их в Москву, сдать в родную бухгалтерию.
26 августа мы покидали Кабул. Происходило это довольно нервно. Моджахеды Гульбеддина Хекматира обстреливали летное поле реактивными снарядами, в результате прямого попадания загорелся один "ИЛ-76" - эвакуатор. По двум взлетевшим самолетам стреляли зенитки. Но все обошлось, и уже вечером, в тот же день нас встречали в Москве, на аэродроме в Чкаловском...
Через три года, в апреле 1995-го, мне снова довелось побывать в Кабуле.
Я прилетел туда из Исламабада, где работал заведующим бюро РИА "Новости". На летном поле по-прежнему лежал полусгоревший хвост самолета с красным флагом. От виллы бюро осталась только одна стена и скосившийся с нее кусок крыши с остатками балкона, того самого, на котором, в ожидании моджахедов я принимал " солнечные ванны".
Напротив смотрели пустыми окнами дома посольства, еще относительно недавно казавшегося мне самым надежным убежищем в мире. Подойти ближе к бюро и посольству не удалось. Все вокруг было заминировано.
А над головой было все то же почти прозрачное афганское небо, и если отвести глаза от развалин и взглянуть на горы, то казалось, что вернулось прошлое и надо спешить к телексу - передавать в Москву из Кабула очередную корреспонденцию...



счетчик посещений contador de visitas sexsearchcom
 
 
sexads счетчик посетителей Культура sites
© ArtOfWar, 2007 Все права защищены.