Art Of War©
История афганских войн

[Регистрация] [Видеоматериалы] [Рубрики] [Жанры] [Авторы] [Новости] [Книги] [Форум]

Кабулов Эгамберды Базарбаевич

Смерть Бхутто - удар по войне с террором


© Copyright   Кабулов Эгамберды Базарбаевич  (egamberdy@yahoo.com)
Добавлено: 2008/01/04
Перевод История Афганских войн
Годы событий: 2007
Обсуждение произведений

Смерть Бхутто - удар по войне с террором



Автор: М.К.Бхадракумар, бывший посол Индии в Узбекистане и Турции.




Немецкий еженедельный журнал «Шпигель» (Der Spiegel) сообщил в середине декабря, что в штабе объединенных союзных войск Североатлантического Блока в Брунссуме (Brunssum), Голландия, и в НАТО в Монсе, Бельгия, были проведены сверхсекретные стратегические игры по развитию событий в Афганистане по самому худшему сценарию.

Согласно компьютерной модели игры, если ситуация в Пакистане выходит из-под контроля, то Талибан получает возможность свободного доступа в пограничные районы с Афганистаном, что угрожает маршрутам снабжения войск НАТО через Пакистан.

В ноябре американская газета «USA Today» цитировала пресс секретаря Пентагона Джефа Моррелла, который сказал, что американские вооруженные силы рассматривали планы действий при непредвиденных обстоятельствах, когда, например, волнения в Пакистане затронут поставки снаряжения и припасов для американских войск в Афганистане. Он подчеркнул, что маршруты снабжения проходят «через области, вызывающие беспокойство», так как три четверти поставок для 26-тысячного американского военного контингента в Афганистане осуществляются через Пакистан по земле и воздуху. «Ясно, что мы нам не нравится ситуация, в которой мы сейчас оказались», - прокомментировал Моррелл.

На вопрос, как быстро командование американских сил может переключиться на новые маршруты поставок, он ответил, что не знает, но добавил: «Если бы это потребовалось сделать завтра, то мы сделали бы это завтра». Главный вопрос состоит в том, учитывало ли это «завтра» драматическую гибель на прошлой неделе бывшего премьер-министра Беназир Бхутто.

Сценарий одной из стратегических игр НАТО подразумевал вывод войск из Афганистана, если маршруты снабжения будут перерезаны. Конечно, никто не ожидает такого развития событий, по крайней мере, в ближайшее время. Но теперь всё возможно. Есть причины для большого беспокойства, если уж такой известный американский специалист, как Стивен Коэн из Института Брукингса (Brookings Institute) говорит, что «трудно быть оптимистом в этой ситуации». Он боится за Пакистан, он говорит, что «сепаратизм усилится, как усилится и экстремистский исламизм», а Пакистан окажется в «фундаментальным кризисе» в течение следующих пяти лет.

В любом случае, это - классический бумеранг. С убийством Бхутто Пакистан, который был серьезно дестабилизирован «войной Америки с террором», может «выпустить накопившейся пар» на американские и натовские войска в Афганистане. Как утверждает «Der Spiegel», страны-лидеры НАТО боятся, что «Пакистан может очень быстро оказаться в хаосе после выборов, намеченных на январь». (Сейчас выборы отложены до февраля). По оценкам лидеров НАТО, все зависит исключительно от президента Первеза Мушаррафа, «делающего все, чтобы сохранить власть». Если ему это не удастся, то «уже реализованные наполовину планы пакистанского военного командования, куда проникли исламисты, остановить деятельность Талибана и Аль-Каиды в пуштунской зоне племен могут полностью потерпеть неудачу».

Но Коэн, который является авторитетным специалистом по пакистанским вооруженным силам, сомневается, имеют ли пакистанские генералы все еще желание «вытолкнуть» обратно из своих рядов исламистов. Он также говорит: «Что мы действительно знаем, так это то, что существует большая «ассоциация выпускников» из бывших оперативных работников секретных служб армии и разведки или, возможно, просто очень близких к ним».

Волна отряда в Афганистане

На следующей неделе администрация Джорджа В. Буша окажется перед очень важной дилеммой. С одной стороны она должна перестать оказывать недоверие Мушаррафу и искренне делать все, чтобы он продолжал оставаться у власти, и в то же время, с другой стороны, она осознает, что пока он продолжает руководить страной, Пакистан останется дисфункциональным государством.

В то же самое время, параллельно Вашингтон должен сохранить секретность и не сообщать руководству стран-членов НАТО, что Пакистан может вернуться на прежний курс и что кампания против Талибана может получить дальнейшее развитие, если только они не выкажут сами готовность отправить дополнительные войска в Афганистан в этот критический момент.

Встреча на высшем уровне НАТО в Бухаресте в апреле станет весьма важной вехой для администрации Буша. Этот саммит, как ожидается, сосредоточит свое внимание на Афганистане. Газета «Вашингтон Пост» (Washington Post) сообщила (в то время, когда «Шпигель» сообщил новости о стратегических играх НАТО), что поскольку напряжение в Ираке спадает, Вашингтон обратил внимание на Афганистан. В статье также сообщается, что американское командование в Афганистане запрашивает несколько дополнительных батальонов, вертолеты и другие ресурсы.

Но где взять дополнительные войска? Их можно было бы перевести из Ирака после спада напряженности, но это зависит от того, можно ли сохранить нынешний уровень безопасности меньшим количеством американских войск. Администрация Буша сделала несколько грубых выпадов в сторону своих союзников по НАТО, которые все еще отказываются отправлять дополнительные войска. В начале декабря, обращаясь к американскому Комитету по вооруженным силам Палаты представителей, министр обороны Роберт Гэйтс сказал: «Я не готов позволить НАТО увернуться от хука, нанесенного нам в Афганистане». Он критически отозвался о союзниках, сказав, что они «не способны взойти на пьедестал».

Вашингтон расстроен вдвойне. С одной стороны, он имеет ограниченные возможности для усиления своих войск в Афганистане. В том же время Гейтс сказал, что адмирал Майк Маллен, председатель Объединенного комитета начальников штабов, искренне признался, что американские вооруженные силы ограничены в своих действиях в Афганистане по сравнению с тем, что может делать в Ираке. Он сказал: «В Афганистане мы делаем то, что мы можем. В Ираке, мы делаем то, что мы должны делать. Война в Афганистане, в соответствии с планом и насущными потребностями, является экономичной, в смысле использования вооруженных сил, операцией. Нет сомнений в том, что наш главный военный центр в регионе и в мире в данный момент справедливо и твердо находится в Ираке».

С другой стороны, союзники по НАТО упрямо отказываются принять во внимание призывы Вашингтона увеличить их военные контингенты. Мнение Европы направлено против войны в Афганистане. В Германии последние опросы общественного мнения, проведенные в декабре, показали, что половина населения одобряет вывод своих войск из Афганистана. То же самое имеет место быть в Канаде. В случае победы оппозиции на парламентских выборах этого года, вывод канадских войск станет вполне вероятен. Голландцы уже решили вывести своих солдат. Это может вызвать эффект домино. Чехия, Дания и Норвегия уже выводят постепенно свои контингенты из Северного Афганистана.

Талибан наступает на север

Тем временем Талибан начал перемещаться в регион Амударьи на севере Афганистана. Талибы придерживаются, скорей всего, своей стратегии 1996-98 годов, наступая на север по двум направлением, совершая как бы охват. Из цитаделей в Гильменде одна рука Талибана протянулась к Кабулу и юго-восточным провинциям, а другая рука из Кандагара к районам, граничащим с Ираном, и западным провинциям Герат, Бадгис и Фарьяб (в последней имеются старые пуштунские поселения).

В октябре Талибан захватил несколько округов в провинциях Фарьяб и Бадгис. Округа Бала Мургаб, Гормач и Кадес в Бадгисе находятся фактически под контролем талибов. Они вербуют людей в сельской местности. Они создали разведывательные и оперативные сети в большинстве окружных центров в северо-западных провинциях. В 1997 году Талибан использовал Бадгис в качестве базы для операций в восточных провинциях, например, в Джаузджане и Балхе.

Талибы также стали тревожить германский контингент в составе 400 человек, расположенный в северной провинции Кундуз, установкой мин и обстрелами лагеря ракетами и из гранатометов. Спланированная операция талибов по захвату Кундуза, стратегически весьма важной провинции на севере, кажется вполне осуществимой. Падение Кундуза в 1997 году для талибов стало поворотным моментом в их операции по захвату региона Амударьи, включая отдаленные провинции Тахор и Бадахшан на востоке.

Проблемы НАТО множатся

Есть все признаки того, что военная обстановка ухудшается. То, что сейчас происходит, является синдромом ловушки, в которой советские войска оказались в 80-ых годах: есть тактические успехи, но грядет стратегический провал. Недавняя операция НАТО в городе Муса Кала, оказавшаяся маленьким пылевым смерчем посередине пустыни в провинции Гильменд, не является определяющим индикатором. НАТО рекламировал ее как решающее сражение, как настоящее Ватерлоо для Талибана, и союзники рассеяли талибов, которые к тому моменту уже почти год оккупировали город.

Но очевидно, что для афганских правительственных войск, удерживающих Муса Калу, наступят тяжелые времена, в то же время талибы доминируют в основных округах провинции Гильменд, таких, как Геришк, Сангин и Гармсир (Greshk, Sangin и Garmseer). Кроме того, убийства и грабежи, которые сопровождали операцию НАТО, оставили неприятный след, что удачно используют талибы. Судя по сообщениям, войска НАТО не были особо разборчивы и наносили артиллерийские и воздушные удары по гражданскому населению.

Силы НАТО контролируют главные города, но сельская местность, где проживает три четверти афганского населения вне их контроля. Газета «Лондон Сандэй Таймс» (The London Sunday Times) опубликовала в ноябре язвительную статью о немецких войсках, находящихся на относительно спокойном севере Афганистана, которые отказываются рисковать и покидать свои лагеря после наступления темноты. В статье под названием «Для нас этот война есть кончаться до вечерний чашка чая, йа» рассказывается как однажды немецкие солдаты, участвовавшие в операции недалеко от Кундуза, оставили поле битвы после полудня, так как они хотели оказаться в безопасности в своем лагере до заката, а также о том, что немецкие солдаты и офицеры «проводят большую часть времени на территории огромной базы, где полно пива и есть ночные клубы».

Вопреки пропаганде НАТО, Талибан, как кажется, не испытывает никаких трудностей с пополнением своих рядов новыми добровольцами из большого количества разочаровавшихся афганцев. Это вполне объяснимо, с тех пор, согласно декабрьскому обзору Азиатского Фонда, приблизительно уже 80 процентов афганцев разочаровалось в правительстве в Кабуле.

Ясно, что, если говорить о перспективах администрации Буша, более неподходящего времени для распутывания пакистанского клубка трудно было найти. Но как и чем США могут гарантировать стабилизацию обстановки в Пакистане? Даже учитывая отсрочку выборов, Пакистанская Мусульманская Лига (Pakistan Muslim League—Quaid), которая поддерживает Мушараффа, не может надеяться на возвращение к власти без, конечно же, подтасовки результатов выборов, что при существующих обстоятельствах, нельзя исключить.

Но даже если предположить, что коалиционное правительство Пакистанской Мусульманской Лиги и Пакистанской Народной Партии воздержится от конфронтации с Мушараффом, его готовность согласиться с вашингтонскими условиями участия в «войне с террором» очень сомнительна. Любое избранное правительство будет чувствительно к глубокому неприятию войны пакистанским общественным мнением.

Американские специальные силы в Пакистане

Уильям Аркин, влиятельный газетный обозреватель и бывший аналитик и консультант военной разведки, процитировал источники из Пентагона, в которых говорится, что Вашингтон ожидает от Исламабада выполнения условий соглашения, достигнутого в ноябре, по которому «значительно расширяется американское военное присутствие» в пограничных областях Пакистана. Аркин в своей статье в «Вашингтон Пост» написал, что «первые американские солдаты могут ступить на землю Пакистана уже в начале следующего года».

Новый руководитель Командования специальными операциями вооруженных сил США адмирал Эрик Т. Олсон посетил Исламабад в августе, ноябре и декабре, встретился с Мушараффом, председателем пакистанского Объединенного комитета начальников штабов генералом Тариком Маджидом и командующим военной группировкой в северо-западном Пакистане генерал-лейтенантом Мухаммадом Масудом Аламом. Аркин утверждает, что обсуждались «перемены в отношении американских вооруженных сил и перемены в отношениях США и Пакистана», в соответствии с которыми Мушарафф снимет ограничения на участие американских специальных сил в военных операциях по обе стороны границы, а равно и на пакистанской территории.

В другой статье «Вашингтон Пост» сообщила, что планирование предложенного американцами военного развертывания в Пакистане является уже рабочим документом в штабе американского Командования специальными операциям в Тампе во Флориде. В статье была дана характеристика предполагаемой кампании против повстанцев, которую была названа «ярким примером усиления важности роли американских вооруженных сил в той части Пакистана, за которой Центральное Разведывательное Управление США наблюдало особо внимательно, начиная с 11 сентября».

Проект без сомнения исключительно важный для успеха афганских операций. НАТО настаивал на том, что Вашингтон не может «позволить себе оставить пакистанские вооруженные силы в одиночестве во время «чистки» приграничных районов».

Однако, убийство Бхутто может повлиять на проект развертывания американских специальных сил в Пакистане. В существующей изменчивой ситуации может подняться шум в обществе, если Мушарафф даст согласие на американские военные операции в Пакистане под любым предлогом. Со смертью Бхутто изменилась парадигма власти. Бхутто, возможно, согласилась бы с новым американским планом, но не Шариф.

Без сомнения, сила Шарифа заключается в создании союза консерваторов и исламистов. Действительно, он - единственная фигура национального масштаба в пакистанской политике сегодня, кто может идти по натянутому канату между пуштунским трайбализмом и исламизмом на пакистанском северо-западе. Шариф будет препятствовать любым попыткам поползновений на суверенитет Пакистана и его территориальную целостность со стороны американских вооруженных сил.

Очевидно, Вашингтон оказал огромное давление, чтобы опереться на Мушраффа, чтобы он согласился на тщательно разработанный план Вашингтона по размещению американских специальных сил на пакистанской территории. Любое «значительное усиление» присутствия этих сил в северо-западных регионах станет анафемой пакистанским вооруженным силам. Кроме профессиональной гордости и патриотизма, пакистанских военных будут беспокоить американское присутствие на северо-западе, то есть поблизости от того места, где находится почти весь ядерный арсенал Пакистана.

Новый год уже наступил, но вряд ли специальные силы окажутся на северо-западе Пакистана в ближайшее время. Убийство Бхутто заставило Мушараффа и пакистанскую армию отказаться от выполнения американского плана, независимо от потребностей войны НАТО в Афганистане.




Bhutto's death a blow to 'war on terror'
By M K Bhadrakumar

The German weekly Der Spiegel reported in mid-December that at the North Atlantic Treaty Organization's Allied Joint Force Command in Brunssum, the Netherlands, and at NATO military headquarters in Mons, Belgium, top-secret strategy games have been held about worst-case scenarios in Afghanistan.

That may turn out to be smart forward thinking. The computer simulations assumed that if the situation in Pakistan were to spin out of control, the Taliban would get a free run on the border regions with Afghanistan, and NATO's supply lines through Pakistan might be jeopardized.

In November, USA Today quoted Pentagon press secretary Geoff Morrell as saying that the US military was reviewing contingency plans in case unrest in Pakistan began to affect the flow of supplies for American troops fighting in Afghanistan. He underscored that the supply lines were "very real areas of concern", since three-quarters of the supplies for the 26,000-strong US military deployment in Afghanistan flowed via Pakistan by land and air. "Clearly, we do not like the situation we find ourselves in right now," Morrell commented.

Asked how long US commanders would take to switch to alternate supply lines, he responded he didn't know, but that "if we needed to have it done tomorrow, we would have it done tomorrow". The crucial question is whether that "tomorrow" has drawn dramatically closer with the assassination last week of former premier Benazir Bhutto.

One of the NATO strategy games apparently simulated the withdrawal of the troops from Afghanistan that had been cut off from supplies. Of course, no one expects such a contingency to develop - in the immediate term, at least. But anything now becomes possible. There is cause for deep anxiety when an acknowledged American area specialist and author like Stephen Cohen of the Brookings Institute says it is "hard to be optimistic". He fears for Pakistan, visualizing that "separatism will increase, as will violent, extremist Islamism" and Pakistan will face a "fundamental crisis" within the next five years.

In many ways, it is a classic boomerang. With Bhutto's assassination, Pakistan, which became seriously destabilized by America's "war on terror", may be about to turn the heat on US and NATO troops in Afghanistan. According to Der Spiegel, senior NATO leaders fear that "Pakistan could very well descend into total chaos after the elections scheduled for January". (These have now been postponed until February.) NATO leaders assess that everything depends critically on President Pervez Musharraf "managing to retain his hold on power". If he doesn't, "the already half-heartened efforts by the Pakistani military leadership, permeated with Islamists, to stem Taliban and al-Qaeda activities in the Pashtun tribal regions could fail completely".

But Cohen, who is an authority on the Pakistani military, doubts whether the Pakistani generals any longer have the will to push back the Islamists. He adds, "What we do know is that there is a large 'alumni' association of former intelligence operatives, tolerated by the army and the intelligence services - or perhaps simply beyond their reach."

Troop surge in Afghanistan

The political dilemma of the George W Bush administration will be very acute in the coming weeks. On the one hand it will have to suspend all disbelief and earnestly work for Musharraf's continuance in power in the critical weeks ahead, while on the other hand it is intensely conscious that as long as he continues in power, Pakistan will remain a dysfunctional state.

At the same time, on a parallel track, Washington has to build up confidence in NATO capitals that Pakistan can be put on the road to recovery and that the campaign against the Taliban can gain traction, if only they showed the readiness to commit more troops for Afghanistan at this critical juncture.

The NATO summit meeting in Bucharest, Romania in April will be a crucial deadline for the Bush administration. The summit is expected to focus on Afghanistan. A troop surge in Afghanistan is most likely in the cards. The Washington Post reported (about the time Der Spiegel broke the news about NATO's strategy games) that as Iraq calms, Washington's attention is turning to Afghanistan. The report said that US commanders in Afghanistan are looking for several additional battalions of troops, helicopters and other resources.

But where will the additional troops come from? They could come out of a further drawdown of forces from Iraq, but this depends on whether the recent security gains in Iraq can be sustained with fewer US troops. The Bush administration has done some severe tongue-lashing of the US's NATO allies, who remain reluctant to commit additional troops. In early December, addressing the US House of Representatives Armed Services Committee, Secretary of Defense Robert Gates said, "I am not ready to let NATO off the hook in Afghanistan at this point." He referred critically to "our allies not being able to step up to the plate".

Washington's frustration is two-fold. On the one hand, it has limitations in augmenting troop strength in Afghanistan. At the same venue where Gates spoke, Admiral Mike Mullen, chairman of the Joint Chiefs of Staff, frankly admitted that the US military has limitations in what it can do in Afghanistan due to overstretch in Iraq. He said, "In Afghanistan, we do what we can. In Iraq, we do what we must. The war in Afghanistan is, by design and necessity, an economy-of-force operation. There's no getting around that ... Our main focus, militarily in the region and in the world right now, is rightly and firmly in Iraq."

On the other hand, NATO allies stubbornly refuse to pay heed to Washington's calls for increased troop contributions. European opinion is steadily turning against the war in Afghanistan. In Germany, the latest opinion polls, in December, indicated that half the population favored withdrawing troops from Afghanistan. The same is the case in Canada. In the event of an opposition victory in this year's parliamentary election, a withdrawal of Canadian troops will be likely. The Dutch have already decided to pull out. It may trigger a domino effect. The Czech Republic, Denmark and Norway are already in the process of withdrawing their troops from northern Afghanistan.

Taliban heading north

Meanwhile, the Taliban have begun moving toward the Amu Darya region in northern Afghanistan. They seem to be virtually repeating their strategy in the 1996-98 period, making their northern advance in a pincer movement. One arm of the Taliban is moving toward Kabul from strongholds in Helmand and the southeastern provinces, while other groups are moving up from Kandahar along the Iranian border regions and the western provinces of Herat, Badghis and Faryab. (Faryab has old Pashtun settlements.)

In October, the Taliban tested the waters by overrunning several districts in the Faryab and Badghis region. The Bala Murghab, Ghormach and Qades districts of Badghis are virtually under Taliban control. They are recruiting people in the countryside. They have established intelligence and operational networks in most district centers in the northwestern provinces. In 1997, the Taliban used Badghis as the base for their operations in the provinces to the east, such as Jowzjan and Balkh.

They have also begun harassing the 400-strong German contingent in the northern province of Kunduz with sporadic firing, booby traps and mines and firing rockets and rocket-propelled grenades into German camps. A concerted Taliban attempt to capture Kunduz, a highly strategic area in the north, seems a possibility. The fall of Kunduz in 1997 to the Taliban was a turning point in their capture of the Amu Darya region, including the remote Takhar and Badakhshan regions in the east.

NATO's difficulties mounting

All signs are that the war effort is deteriorating. What is taking place is the syndrome in which the Soviet occupying troops in the 1980s found themselves trapped - tactical achievements but a potential strategic failure. Recent NATO operations in the town of Musa Qala, a dust bowl in the middle of nowhere in Helmand's stretching desert region, are a poignant indicator. NATO touted it as a decisive battle - a veritable Waterloo for the Taliban - when it dispersed the Taliban who had been in occupation of the town for close to a year.

But it is apparent that Afghan government troops will have a tough time holding on to Musa Qala while the Taliban dominate major districts in Helmand such as Greshk, Sangin and Garmseer. Besides, the killing and looting that accompanied the NATO operation left a trail of bitterness that the Taliban will easily exploit. All reports indicate that NATO troops resorted to indiscriminate use of artillery and air strikes against civilians.

NATO forces control major cities but the countryside where three quarters of Afghan people live is beyond their control. The London Sunday Times featured a devastating article in November lampooning the German troops in the relatively tranquil northern Afghanistan who refuse to venture out of their camps after dark. The report, titled "For us ze war is over by tea time, ja", cited that in one case, German troops engaged in an operation near Kunduz left the battlefield by afternoon so they could return to the safety of their camp by sundown, and that German troops "spend much of their time in an enormous base, complete with beer halls and nightclubs".

Contrary to NATO propaganda, the Taliban seem to face no difficulty in recruiting new volunteers from a vast pool of disaffected Afghans. This is quite understandable, since, as an Asia Foundation survey in December assessed, some 80% of Afghans are disillusioned with the Kabul government.

Clearly, from the Bush administration's perspective, there couldn't be a worse time for the unraveling in Pakistan. But what is it that the US can do to ensure that Pakistan stabilizes? The simple answer is, precious little at the moment. Even with the elections delayed, the Pakistan Muslim League-Quaid that supports Musharraf cannot hope to return to power - unless, of course, the elections are blatantly rigged, which, in the present circumstances, cannot be ruled out.

In all probability, in a relatively free and fair election, an alliance of Nawaz Sharif's Pakistan Muslim League and the late Bhutto's PPP (Pakistan People's Party) may well capture power. But that may set the stage for a confrontation between the democratic opposition and Musharraf. Can Washington prevail on Sharif and Asif Zardari (Bhutto's husband) to let bygones be bygones and work under Musharraf?

But even assuming that a PML-PPP coalition government refrains from confronting Musharraf, its willingness to go along with the "war on terror" on Washington's terms is highly doubtful. Any elected government will be sensitive to the deep-rooted opposition to the war in Pakistan public opinion.
Во всей вероятности, на относительно свободных и справедливых выборах союз Пакистанской Мусульманской Лиги Наваза Шарифа и Пакистанской Народной Партии покойной Беназир Бхутто вполне может добиться власти. Но это может создать почву для конфронтации между демократической оппозицией и Мушараффом. Но может ли Вашингтон может воздействовать на Шарифа и Азифа Зардана, мужа Бхутто, чтобы они забыли прошлое и приняли начальство Мушараффа?

US special forces in Pakistan
Pentagon sources have been quoted by influential columnist and former Army intelligence analyst and consultant William Arkin as claiming that Washington is expecting, in terms of an agreement reached in November with Islamabad, to "vastly expand" the US military presence in Pakistan's frontier area. Arkin wrote in the Washington Post that the "first US personnel could be on the ground in Pakistan by early in the new year".

The new head of the US Special Operations Command, Admiral Eric T Olson, visited Islamabad in August, November and December, meeting with Musharraf, the chairman of the Pakistan Joint Chiefs of Staff Committee, General Tariq Majid, and the commander of the military and paramilitary troops in northwest Pakistan, Lieutenant General Muhammad Masood Alam. Arkin says that what appears to have been under discussion is a "shift for the US military and for US-Pakistan relations" whereby Musharraf will lift restrictions on US involvement in cross-border military operations by special forces as well as paramilitary operations within Pakistani territory.

The Washington Post has separately reported that planning for the proposed US military deployment in Pakistan is already underway at the headquarters of the US Special Operations Command in Tampa, Florida. The report characterized the proposed counterinsurgency campaign as a "vivid example of the American military's asserting a bigger role in a part of Pakistan that the Central Intelligence Agency has overseen almost exclusively since September 11".

The project is no doubt critically important for the success of Afghan operations. NATO has been insisting for some time that Washington cannot any longer "afford to leave the Pakistani military to clean up its side of the border".

However, Bhutto's assassination may have upturned the project for the deployment of US special forces in Pakistan. In the present volatile situation there is bound to be an overwhelming popular uproar if Musharraf is seen as acquiescing with US military operations - under whatever pretext - on Pakistani soil. With Bhutto's death, there has been a paradigm shift in the power calculus. Bhutto might have, arguably, gone along with the new US plan, but not Sharif.

No doubt, Sharif's strength lies in creating allies among conservatives and Islamists. Indeed, he is the only national figure left in Pakistani politics today who can possibly walk the tightrope between Pashtun tribalism and Islamism in the Pakistani northwest. But that's about it. Sharif will militate against any perceived dilution of Pakistan's sovereignty and territorial integrity by the US military.

Conceivably, Washington brought immense pressure to bear on Musharraf to agree to Washington's carefully crafted schematic plan to station US special forces on Pakistani soil. Any "vastly increased" presence of these forces in the northwest regions will be anathema to the Pakistani military. Apart from the aspect of professional pride and patriotism, the Pakistani military will be uneasy about a US presence in the northwest close to where almost the entire nuclear arsenal of Pakistan is kept.

The new year has come, but it is unlikely special forces are heading for Pakistan's northwest any time soon. Bhutto's assassination has taken the pressure off Musharraf and the Pakistani military for complying with the US plan, no matter the imperative needs emanating out of NATO's war in Afghanistan.

M K Bhadrakumar served as a career diplomat in the Indian Foreign Service for over 29 years, with postings including India's ambassador to Uzbekistan (1995-1998) and to Turkey (1998-2001).


счетчик посещений contador de visitas sexsearchcom
 
 
sexads счетчик посетителей Культура sites
© ArtOfWar, 2007 Все права защищены.