Art Of War©
История афганских войн

[Регистрация] [Видеоматериалы] [Рубрики] [Жанры] [Авторы] [Новости] [Книги] [Форум]

Байков Герман Иосифович

К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОМ ДВИЖЕНИИ БЕЛУДЖЕЙ


© Copyright   Байков Герман Иосифович  (greshnoff@mail.ru)
Добавлено: 2019/11/01
История Афганистан -1979-1992
Годы событий: 1986
Аннотация:
"Почтовка" Г.И. Байкова, которая легла на стол Политбюро ЦК КПСС

Обсуждение произведений

К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОМ ДВИЖЕНИИ БЕЛУДЖЕЙ



Ввод пакистанских регулярных войск в зону свободных племен в Хайберском агентстве, резкое противодействие этому акту африди и ширвани, заявления других пуштунских и ряда белуджских племен о поддержке африди и ширвани позволяют предположить, что, возможно, в ближайшем будущем этот стратегически важный район земного шара, выходящий к Персидскому заливу и рассенкающий Азию на две части, может стать ареной серьезных событий.

Коренным образом, сложившееся на сегодняшний день положение, может измениться, если к начавшейся борьбе пуштунов присоединятся белуджи, которые уже неоднократно выступали с оружием в руках, отстаивая свое право на воссоздание самостоятельного белуджского государства. Для этого у них есть достаточно возможностей – какморальное права, людские ресурсы, опыт вооруженной борьбы, так и организации и руководители, способные возглавить национально-освободительное движение.

Список наиболее влиятельных организаций белуджей, действующих сегодня в Пакистане (об иранских речь пойдет ниже), выглядит следующим образом.

- Народный фронт освобождения Белуджистана (НФОБ) – идейный руководитель Хейр Бахш Мари, военный организатор и командующий Мир Хазар Хан Рахмани../.

- Всемирная организация белуджей (ВОБ) – руководитель Атаулла Хан Менгал.

- Пакистанская национальная партия (ПНП) – руководитель Гаус Бакш Бизенджо. ПНП создана на основе

Национальной народной партии, запрещенной властями Пакистана. Хотя партия была белуджской, в нее входили и пуштуны. Но в 1979 году произошел раскол и пущтунский лидер Хан Абдул Вали Хан (сын известного Гафар Хана) вышел из ПНП и образовал национальную демократическую партию.

- Белуджское освободительное движение (БОД) – руководитель Разик Бугти.

- Белуджская студенческая организация (БСО) – руководитель Аслам Гички.

Перечисленные организации рассматривают Советский Союз и Демократическую Республику Афганистан как союзников национально-освободительного движения белуджей, выступают в поддержку ДРА, против вмешательства во внутренние дела Афганистана.

Всего белуджей насчитывается 5,5 миллиона человек: около 4 миллионов в Пакистане, немногим более 1 миллиона в Иране, 100 тысяч в Афганистане, около 400 тысяч белуджей выехали на заработки в княжества Персидского залива. В тоже время следует отметить, что в беседах со мной некоторые белуджские лидеры утверждали, что собственно в пакистанском Белуджистане, проживает меньше белуджей, чем вообще в стране. Они оценивают общее количество белуджей, проживающих по всему Пакистану в 10 миллионов человек. В пакистанском Белуджистане есть нефть, уран, крупное газовое месторождение в Суи.
Но для того, чтобы лучше понять белуджскую проблему и истоки движения белуджей просто необходимо сделать небольшой экскурс в историю.

Когда-то, в начале новой эры, белуджи жили на южном побережье Каспия, отдельные племена – в Средней Азии. Перемещение этого народа к югу произошло в результате турецких и монгольских нашествий. История белуджей имет много примеров сопротивления завоевателям. Они сумели сохранить свою целостность, несмотря на даление со стороны более развитых цивилизаций. Эта целостность (язык, фольклорные традиции и т.д.) – один из моментов, которые лежит в основе требования об автономии Белуджистана.

В 15 веке у белуджей уже была своя конфедерация племен. ЕЕ основатель Мир Чакар Ринд. Но она просуществовала недолго и развалилась в результате войны между двумя ведущими в то время племенами – ринды и лашари.

В 1666 году племя ахмадзай основало Калатскую конфедерацию. Правивший в Калата с 1741 года Назир Хан создал единую белуджскую армию, которая насчитыала 25 тысяч человек.

После образования в 1747 году независимого государства Афганистан, основателем которого был Ахмад Шах Дуррани, Назир Хан был вынужден ему подчиняться в течение 11 лет. Но после победы над войсками Дуррани в 1758 году Калат снова стал суверенным.

Затем на арене появились английские колонизаторы, которые начали с белуджами длительную, тянувшуюся десятки лет кровопролитную войну.

В 1876 году Англии удалось покорить Калат. Взамен на обещание предоставить племенам автономию, они получили возможность разместить на территории белуджей свои войска. Играя на межплеменных разногласиях и разжигая их, Британия стремилась расчленить территорию Белуджистана. Частично ей это удалось сделать в конце 19 века. В 1871 году одна четверть территории белуджей отошла к Ирану (тогда Персии), «линия Дюранда» прирезала небольшой кусок территории белуджских племен к Афганистану, а оставшиеся на территории британской Индии земли были разделены на несколько административных округов.

В 1928 году иранские белуджи были покорены режимом Реза шаха Пехлеви. Пакистанских белуджей такая же участь окончательно постигла в 1947 году, сразу же после ухода англичан из Индии. И только в 1970 году, после образования на территории Восточного Пакистана независимого государства Бангладеш, в Западном Пакистане, был принят президентский указ о разделении страны на четыре провинции: Пенджаб, Синд, Северо-Западную пограничную и Белуджистан, хотя это совсем не означает, что белуджи, проживающие в Пакистане, получили независимость. Поэтому те успехи, которых в свое время достиг Назир Хан в формировании белуджского государства, до сих пор продолжают оставаться одним из символов, используемых при организации национально-освободительного движения белуджей.

Тот факт, что белуджи не смирились со своей судьбой, что идеи создания в той или иной форме независимого Белуджистана живы, показывают их вооруженные выступления в 1948, 1958, 1962 и 1973-77 годах. При этом следует отметить, что как со стороны Пакистана, так и со стороны Ирана всегда прилагалось максимум усилий для того, чтобы информация о борьбе белуджей не стала достоянием мировой общественности.

Насколько серьезно белуджи относятся к идее автономии, говорит пример движения «парари» (в переводе с белуджского языка: люди, которых нельзя успокоить пустыми словами). Движение «парари» организовалось к началу предпоследней пакистано-белуджской войны, к 1963 году. Его инициатором был Шер Мохаммед. «Парари» содали 22 базы. Командный состав из 400 добровольцев мог в любой момент собрать резервистов, которые до поры до времени занимались мирным трудом. «Парари» вели партизанскую войну, избегая прямых столкновений с крупными воинскими формированиями пакистанской армии. И даже после соглашения о прекращении огня «парари» не самораспустились, а сохранили как можно больше своих центров, продолжая ведение организационной работы, обучение и подготовку бойцов.

В 1969 году Шер Мохаммед спустился с гор, а его заместитель по зоне крупнейшего белуджского племени Мари Мир Хазар Хан Рахмани (сейчас возглавляет лагеря белуджей под Лашкаргахом и Кандагаром) ушел в подполье и начал проводить тайную работу по созданию националистического движения.

Мобильная боевая система «парари» под руководством Мир Хазар Хана Рахмани сыграла большую роль в ходе вооруженной борьбы белуджей с пакистанской армией, которая началась позже в 1973 году. В процессе этой борьбы из движения «парари» образовался, действующий и поныне, Народный фронт освобождения Белуджистана.

Как уже отмечалось, ы 1970 году в Пакистане был принят президентский указ о территориальном делении по национальному признаку. После этого указа губернатором провинции Белуджистан стал Гаус Бакш Бизенджо, главным министром – Атаулла Хан Менгал. Но даже в рамках пакистанской урезанной автономии правительство провинции, возглавлявшееся лидером национально-освободительного движения, просуществовало недолго.

12 февраля 1973 года З.А. Бхутто (тогда еще президент Пакистана) вдруг распустил это правительство и через три дня ввел в Белуджистане президентское правление. Аргументация этого акта была такова: Г.В. Бизенджо и А. Мегал превысили свои конституционные полномочия, политика провинциального правительства Белуджистана ведется в сговоре с Ираком и СССР с тем, чтобы расколоть Иран и Пакистан (последний момент нужно запомнить особо, т.к. от позиции белуджей, а если к ним еще добавятся и пуштунов, во многом зависит само существование Пакистана).

Поводом для начала очередного гонения на белуджей послужили 300 автоматов и 48 тысяч патронов советского производства, которые были складированы в иракском посольстве в Исламабаде, которые, по мнению
властей, предназначались для пакистанских белуджей.

Ирак выступил с официальным опровержением, заявив, что это оружие предназначалось не для пакистанских, а для иранских белуджей, которым иракское правительство оказывало открытую поддержку в борьбе с шахским режимом.

Это было в феврале, а уже в апреле 1973 года Г.В. Бизенджо, А. Менгал и Х.Б. Мари сидели в тюрьме. За этот короткий промежуток времени З.А. Бхутто успел слетать в Тегеран, провести переговоры с шахом Ирана и заручиться военной и финансовой поддержкой последнего. Шах предоставил Пакистану 30 вертолетов иранских ВВС американского производства «Хью кобра» вместе ч пилотами и 200 миллионов долларов на борьбу с белуджами. За это же время пакистанские власти ввели на территорию провинции Белуджистан четыре дивизии пакистанских регулярных войск.

Возникший конфликт вылился в кровопролитную войну между белуджскими племенами и пакистанским правительством, которая продолжалась четыре года, и о которой мало что известно. (По утверждению Мир Хазара Рахмани, из 120 тысяч пакистанских солдат, брошенных в Белуджистан, 9 тысяч было убито. Его формирования потеряли 500 человек).

Уступая наступлению хорошо вооруженных регулярных частей пакистанской армии Мир Хакзар Рахмани для того, чтобы сохранить людей и саму идею движения, принял решение, оставив в Пакистане небольшой отряд как прикрытие, увести большую часть своих воинов в Афганистан, основать там базу и действовать из-за рубежа. ЭХто было в конце 1975 года.

Бывший тогда президентом Афганистана М. Дауд разрешил белуджам основать лагеря беженцев, на самом деле – центры подготовки кадров для будущих боев за создание единого, независимого «Великого Белуджистана».

Я побывал в лагере под Лашкаргахом, дважды встречался и беседовал с Мир Хазар Ханом Рахмани.

Внешне это ничем не примечательный глинобитный поселок, расположенный вдоль реки Гильменд, занимающей также большую часть старой полуразвалившейся крепости Вост, один их внутренних дворов используется в качестве учебного стрельбища. По другую сторону реки, в зеленой зоне уже район душманов, но белуджей они нападать остерегаются.

В поселке есть недавно построенный дом для гостей, школа, источник питьевой воды, посевы пшеницы и овощей. Группы домов вне крепости обнесены глинобитными стенами.

Весь район, занимаемый белуджами, пользуется своеобразным правом экстерриториальности.

Что видит человек впервые попавший в такое поселение? Внешне вроде бы ничего нового, убогие бытовые условия, нищета и в то же время:

- четка налаженная караульная служба;

- высокий уровень дисциплины и беспрекословное подчинение младших старшим;

- продуманная система организации работ и обучения, как военного, так и общеобразовательного обучения, центром которого является естественно школа.

В этом учебном заведении нет парт и минимум столов, учащиеся сидят на полу. Но зато набор учебных пособий и наглядных материалов не оставляет сомнений в идеологической направленности учебного процесса. Об этом говорят сами предметы: которые изучают: общая история, история Белуджистана, история революционного движения, изучение языков – белуджского, урду, дари, пушту и английского, математика и военное дело, география.

В школе обучаются юношу в возрасте от 7 до 20 лет. Срок обучения 8 лет. Те, кто закончил школу и не используется в настоящее время в диверсионных операциях на территории Пакистана, идет продолжать обучение в лицее Лашкаргаха.

В качестве учебных пособий используются как афганские учебники, так и произведения классиков марксизма-ленинизма. О том, что их действительно используют, говорит сам вид книг явно многократно бывших в употреблении.

«Мы создали свою программу обучения отличную от той, которая применяется в афганских школах, - сказал мне Мир Хазар Рахмани. «А все эти ре6бята, - продолжал он, показывая на выстроенных во дворе школы учащихся, - это наши бойцы, от которых во многом зависит будущее Белуджистана».

На стенах классов развешены портреты К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, лидеров белуджских организаций и героев, погибших в национально-освободительной борьбе белуджей, портрет Че Гевары, а также плакаты, призывающие к борьбе с империализмом.

Мы имеем постоянные контакты с нашими людьми в Пакистане, рассказывает Мир Хазар Рахмани, мы знаем, что сейчас режим Зия-ульХака, опасаясь нового выступления белуджей, которое не за горами, начал окружать, наиболее опасные, с его точки зрения, районы Белуджистана окопами и другими военными инженерными сооружениями. И, тем не менее за 10 лет, пока мы здесь, в Пакистан отправлено уже 9 тысяч бойцов.

Мы готовим кадры. Но при соответствующей помощи мы могли бы делать значительно больше – ежегодно пропускать через наш лагерь по 8-10 тысяч человек. Но это еще не все. Нам нужно тяжелое, но транспортабельное вооружение, прежде всего средства борьбы с танками и авиацией, которую мы не можем поразить из автомата или «бура-303» (кстати, хоть и старая, но очень эффективная английская винтовка).

Нам нужны противотанковые и зенитные мобильные ракеты. Опыт войны 1973- 1977 года показывает, что без такого оружия нам не победить. И очень важно, нам нужны специалисты, которые научили бы нам применять такое оружие.

Белуджи, располагающиеся под Лашкаргахом, установили теплые, я бы сказал дружеские отношения с базирующейся недалеко от их поселка советской бригадой специального назначения. Командование бригады говорит, что стой стороны, где располагается лагерь белуджей, мы не опасаемся никаких вылазок или провокаций – это проверено временем. Сан.часть бригады оказывает обитателям белуджского лагеря медицинскую помощь, хотя у них есть и свой врач, окончивший медицинский факультет Карачинского университета. Наши технические специалисты оказывают им также помощь в делах электрики, автотранспорта и т.д., чего совершенно нет со стороны афганских провинциальных властей, за исключением незначительной помощи продовольствием.

Проходит время, взгляды людей на те или иные явления трансформируются. Вот уже и пуштуны на практике начали осуществлять решения Высшей джирги приграничных племен – ставит заслоны на пути контрреволюции. Что же касается белуджей, то вопрос о помощи им оружием они начали ставить перед различными советскими представителями примерно три года назад. Однако, с одной стороны он до сих пор не сдвинулся с места, с другой – белуджам никто конкретно не объяснил, почему этот вопрос не решается. В то же время никто не сказал, что такой помощи не будет. При этом, видимо, следует все же , что по всем оценкам 95 процентов белуджей поддерживают Апрельскую революцию в Афганистане и с надеждой смотрят на Советский Союз. Если еще 10 лет назад они терпимо относились (в первую очередь НФОБ) к тому, откуда получать помощь, то теперь, такие, возможно, и более легкие источники поставок оружия как США или некоторые арабские страны, для них, по крайне мере на словах, неприемлемы.

Афганские власти как в Лашкаргахе, так и в Кабуле настороженно, у меня сложилось такое мнение, относятся к нашим вопросам, касающимся проблема белуджей. В конце концов, я все-таки разобрался, почему это происходит. Идея «Великого Белуджистана» предполагает включение в его территорию той части Афганистан, которая была отсечена от белуджей в конце прошлого века «линией Дюранда». На вопрос о том, как к этому относится правительство, один из высокопоставленных государственных служащих ДРА ответил мне: «Ну, кто же это позволит».

Отсюда следует один совершенно определенный вывод – выступления пуштунов против режима Пакистана – это хорошо. Они братья и именно они были отторгнуты от своей традиционной Родины английскими колонизаторами. А вот белуджи, хоть и не все, ставят своей задачей забрать часть нашей территории, которая тоже была отторгнута от белуджей этой же «линией Дюранда». Таким образом, возникновение нового конфликта вполне очевидно. Здесь видимо и кроется причины холодного отношения со стороны афганских властей к тем белуджам, которые готовят кадры пол Лашкаргахом для будущей борьбы за создание белуджского государства.

После возвращения из Лашкаргаха в Кабул я попытался встретиться с идейным руководителем НФОБ Х.Б. Мари, который уже несколько лет живет в Кабуле. Он отказался от встречи с советским журналистом, объяснив это тем, что не готов к такой встрече. Думаю, что главная причина не в том, что он «не готов», а в том, что не считает нужным говорить о тех вопросах, которые уже не раз обсуждались, а практического результата до сих пор нет.

Движение белуджей за национальное самоопределение, хоть и прогрессивно в своей совокупности, но неоднородно.

К самым радикальным (на сегодняшний день), но пожалуй не по делам, а по словам, относится вождь племени Менгал – Атаулла Менгал. Во всяком случае он уже опубликовал программу, в которой главной целью ставит создание «Великого Белуджистана», включая в это будущее государство весь пакистанский Белуджистан, иранский Белуджистан и фактически большую часть афганских провинций Нимроз, Гильменд и частично Кандагар, в пустынных районах которых проживает примерно 100 тысяч белуджей, прирезанных к Афганистана в конце прошлого века. Возраст А. Менгала примерно 56 лет. Пользуется большим авторитетом во всех белуджских политических группировках. Некоторое время спустя после прихода к власти Зимя-уль-Хака был выпущен из тюрьмы, куда его упрятал З.А. Бхутто, но, уяснив для себя, что генерал Зия не собирается решать вопрос Белуджистана так, как этого хотелось бы большинству белуджей, в середине 1979 года под предлогом необходимости лечения покинул Пакистан. В настоящее время проживает в Лондоне. Возглавляет Всемирную организацию белуджей. Некоторое время назад высказывал пожелание посетить Кабул и провести переговоры о сотрудничестве (имел ли место такой факт – не установил).

После племени мари, численность которого оценивается в 135 – 140 тысяч человек, а по некоторым данным и больше, племя менгал занимает второе место – примерно 85 тысяч человек. Отец А. Менгала – известный сардар Расул Бахш – стремился закрепить на землях племени власть клана Шахизай.

Атаулла Менгал закончил исламский колледж а Карачи. Под влиянием сторонников реформ стал выступать против несправедливостей феодальной системы Пакистана. Отдал половину, полученных в наследство земель, тем людям, которые их арендовали. Как кандидат от независимых был депутатом Национальной ассамблей (нижней палаты парламента Пакистана). Первый раз был арестован в 1962 году, затем в 1963 – сидел в тюрьме до 1967 года. В 1970 году, после победы на выборах по провинции Белуджистан от Национальной народной партии становится главным министром провинции Белуджистан. В 1973-1977 снова сидел в тюрьме. До недавнего времени поддерживал идею создания белуджского правительства в изгнании. Высказывал мнение, что напряженность на границе с Афганистаном помогает Зия-уль-Хау оставаться у власти, и что общее недовольство народов Пакистана может перейти в гражданскую войну, в которой белуджи, пуштуны, синдхи увидят возможность коренной перестройки власти. Один из его тезисов: США склонны помогать реакционным режимам, поэтому белуджи рассчитывают на поддержку Советского Союза. В тоже время среди высказываний А. Менгала присутствует такая фраза: «Москва пока не проявила интереса к борьбе белуджей. Возможно, она не считает нас достаточно зрелыми здля борьбы за свою свободу».

Атаулла Менгал объявил в своей программе о создании «Великого Белуджистана» открыто. Хейр Бахш Мари – вождь самого крупного племени белуджей мари пока с подобными заявлениями не выступал, но по мнению людей, хорошо знающих его, он придерживается такой же позиции.. При этом не следует забывать, что Х.Б. Мари является идейным лидером НФОБ, который представляет из себя ральны вооруженные формирования уже сегодня. Находясь последние годы в Кабуле, (а не в Лондоне как А. Менгал), он значительно продвинулся в понимании марксистской идеологии, хотя, как говорят, она «из сознания не перешла еще в его сердце». Есть у Х.Б. Мари такая высказанная публично фраза; « Марксисзм-ленинизм помог понять мне политику, хотя быть марксистом нелегко и я не уверен, что справлюсь с этим.». «Мы не можем добиться наших прав, следуя западным образцам. Сегодня бедняк не пойдет за помещиком. Его надо убедить, что в новом государстве он получит свои права, а это означает определенное признание учения Маркса и Ленина».

Хейр Бахша Мари нередко называют «красным сардаром». Ему сейчпс ближе к 60 годам. Дед – Великий Хейр Бахши – возглавлял борьбу белуджей против англичан в 19 веке. Отец – Мехерулла Хан Мари - был также одним из организаторов антиколониальной борьбы еще до образования Пакистана. Х.Б. Мари - хороший оратор, разбирается в вопросах национально-освободительных движений. Пользуется огромным авторитетом среди соплеменников (об этом мне говорил и Мир Хазар Рахмани – фигура далеко не из последних, особенно, если учесть, что ему 42 года и он полон сил и энергии).

По словам посла Индии в Пакистане Ш. Баджпаи (сын секретаря вице-короля Индии), Х.Б. Мари, с которым Баджпаи одновременно учился в лахорском колледже Айтчесон, производил впечатление легкомысленного студента. Хотя нельзя исключить, что Ш. Баджпаи говорил эти слова умышленно, после выхода Х.Б. Мари из тюрьмы.

Но несмотря ни на что Х.Б. Мари резко встал в 60-ых годах на сторону повстанческого движения. После выхода из тюрьмы в 1977 году, не взирая на уговоры А. Менгала и Г.Б. Бизенджо, он трудно шел на переговоры с Зия-уль-Хаком. По свидетельству американских исследователей «белуджского вопроса», Х.Б. Мари является наиболее опасным (с американской точки зрения) белуджским лидером (здесь видимо учитывается наличие в его распоряжении такой организации как НФОБ, ее боевых отрядов, наличие лагерей на территории ДРВ, тесные связи НФОБ со студенческими белуджскими организациями).

По мнению Х.Б. Мари, борьба белуджей после 1977 года приобрела политический смысл. При этом он говорит, что Белуджистан может быть независимым от политики великих держав. Более того, совсем недавно он, высказываясь о будущем своей родины, говорил, что с надеждой смотрит на помощь Советского Союза, но не считает возможным, что будущий независимый Белуджистан станет пешкой в чьих-то руках.

Третьим из большой белуджской тройки, хотя на западе его считают первым, является Гаус Бакш Бизенджо. Сейчас ему примерно 68 лет. Проживает в Карачи. Хотя он и пользуется уважением, но в племенах не имеет такого влияния как Х.Б. Мари и А. Менгал. В юности окончил миссионерскую школу в Кветте, а затем Алигархский мусульманский университет. Поддерживал в свое время идей Индийского национального конгресса. В конце 30-ых годов имел контакты с коммунистами Индии. Потом перешел на чисто белуджские национальные позиции. В Кабуле Г.Б. Бизенджо считается более умеренным из всех белуджских лидеров, видимо потому, что он выступает за автономию Белуджистана в рамках Пакистана и не высказывает претензий на афганскую территорию. И в тоже время западные исследователи рассматривают его как более просоветского, чем Х.Б. Мари и А. Менгал. Он считает, что национальный вопрос нужно решать так, как он решен в СССР. Г.Б. Бизенджо сторонник скорее переговоров, чем вооруженной борьбы. Несколько лет назад имел в Исламабаде неофициальные контакты с афганскими представителями в Пакистане и проявлял заинтересованность в установлении связей с НДПА.

Пакистанские белуджи, которые сейчас находятся на территории Афганистана, т.е. те люди, у которых есть определенный боевой опыт борьбы весьма низко оценивают революционные возможности иранских белуджей и совсем ни во что не ставят 100 тысяч белуджей, которые живут, или считается, что живут, ибо многие из них кочевники, в Афганистане.

Сбросим со счетов афганских белуджей, т.к. из-за их малочисленности и оторванности от основных узлов борьбы, они решающей роли не играют, попытаемся посмотреть, что делается в иранском Белуджистане.

Большинство простых иранских белуджей всегда были в оппозиции к центральным иранским властям. В былые времена шаху приходилось держать в этом районе крупные воинские формирования для того, чтобы приглушить выступления белуджей против его «белой революции». Наряду с военными репрессиями шах стал насаждать в иранском Белуджистане свои белуджские организации. Времени у него было значительно больше, чем у Пакистана, в котором сегодня у власти (с 1947 года) уже пятое правительство, а в Иране только второе, тем более что Хомейни радикальных изменений в этот вопрос не внес.

Наиболее прогрессивной организацией является Движение белуджского народа. Эта организация издает в Лондоне бюллетень под названием «Белуджистан», который разными путями распространяется по районам проживания белуджей. Размер этого издания 8 страниц размера журнала «Новое время», набранных крупным шрифтом. Адрес: Рахим, П.О. Бокс 897, Лондон, W 2, Англия.

Далее следует организация Федаянов (белуджское отделение), но возглавляют ее бывшие депутаты меджлиса Мохаммед Хан Лашари и Саиж Мобараки.

«Организация единства белуджей» ориентируется на США. Имя сегодняшнего руководителя установить не удалось.

«Фронт освобождения Белуджистана» - руководитель Джума Хан, в прогрессивных взглядах не замечен.

«Объединенная партия мусульман» - моулави Абдель Азиз. Связан с крупным капталом и контрабандистами.

И в тоже время по данным компетентных афганских органов, рядовые члены этих организаций, особенно молодежь, тяготеют как к прогрессивным идеям пакистанских белуджских организаций, так и к преобразованиям, происходящим сейчас в Афганистане, поддерживая при этом политику Советского Союза.

Подводя итоги следует отметить, что не добившись своих целей путем политических переговоров, руководство национально-освободительного движения белуджей все больше склоняется к тому, чтобы основную ставку сделать на вооруженную борьбу и готовится к ней. Белуджи солидарны с борьбой пуштунских племен, ибо считают главными своими врагами тех, против кого борются и пуштуны: режим Зия-уль-Хака, американцы и пенджабцы, засилье которых в государственном аппарате Пакистана возрастает с каждым днем.

В одной из бесед со мной, комментируя начавшиеся выступления пуштунских племен, кандидат в члены Политбюро ЦК НДПА, министр по делам народностей и племен С. Лаек сказал: «Зия-уль-Хак пока только пощекотал льва, но он, видимо, не совсем ясно себе представляет, что будет, когда лев пробудится».

И действительно, если «лев пробудится», само существование Пакистана будет поставлено под вопрос, наносится сильнейший удар по геополитическим планам США и вполне естественно афганский вопрос отступает на второй план.

Сейчас трудно предсказывать, как будут развиваться события в этом районе в дальнейшем. Ясно одно – белуджи могут сыграть в этом одну из первых ролей.

16 февраля 1986 г.

Кабул Герман Байков, ТАСС


счетчик посещений contador de visitas sexsearchcom
 
 
sexads счетчик посетителей Культура sites
© ArtOfWar, 2007 Все права защищены.