Art Of War©
История афганских войн

[Регистрация] [Видеоматериалы] [Рубрики] [Жанры] [Авторы] [Новости] [Книги] [Форум]

Андреев Павел Васильевич

Кандаград


© Copyright   Андреев Павел Васильевич  (71176z@mail.ru)
Добавлено: 2013/03/25
Очерк Кандагар
Аннотация:
Добро пожаловать в город-герой Кандагар.

Обсуждение произведений


Кандагар — административный и экономический центр южных предгорий Афганистана. Основан город в эпоху Александра Македонского (356 — 323 гг. до н. э.). В античные времена назывался Арахосией. Есть легенда, что город основал Александр Македонский и, следовательно, что Кандагар - это искаженное Александрия.

Эдикт царя Ашоки с греческим вверху и арамейским внизу текстами.Место находки Кандагар Кабульский музей


В феврале 329 г. Александр достиг Кандагара, а в апреле македонское войско перевалило через Гиндукуш. Во время зимнего похода по Восточному Афганистану его войско сильно пострадало об обморожений, снежной слепоты, хронического переутомления (последнее, возможно, из-за кислородного голодания). Где-то в районе нынешнего Кабула царь дал войску долгожданный кратковременный отдых. Затем, основав еще одно военное поселение, провел войско по Кавакскому перевалу (11 600 футов) и отправился на север вдоль реки Сурхаб на Драпсаку. Переход занял семнадцать дней.
Александр Македонский во время своего похода на Восток, сокрушив царство Ахеменидов, столкнулся на его восточных окраинах с ожесточенным сопротивлением населения. В Бактрии (север современного Афганистана), стремясь подавить антимакедонское движение, завоеватель не только применял репрессивные меры, но и пытался привлечь на свою сторону местное население. Он формировал отряды из бактрийских всадников и поощрял своих полководцев брать в жены местных женщин. Сам он женился на Роксане (Рахшан — по-древнеперсидски «светлая, лучезарная») — дочери знатного бактрийца Оксиарта.


Остатки македонских поселений. Кандагар.


В 652 году арабы вводят в Афганистане ислам. Культура арабов распространилась, с одной стороны, на Испанию, а с другой — на Персию. Позднее она проникла в Индию по суше через Мултан и Кандагар и морем через Синд. До появления арабской культуры в Персии процветали буддизм и веданта. Таким образом, в суфийское учение вошли представления и способы выражения, характерные Для индуистской Индии. Заслуга этого по праву принадлежит царю Ашоке, пославшему своего сына проповедовать буддизм в Кандагар, Афганистан и Персию. Александр Македонский, завоевавший Персию и Пенджаб, установил контакты с ведантистами в Долине Ганга и увез нескольких буддийских мудрецов и философов Индии в Грецию. Философские и Религиозные учения его страны дополнились идеями веданты и, в свою очередь, обогатили суфизм благодаря влиянию, оказанному христианами на арабов во время крестовых походов в Сирию, а также благодаря их общему взаимодействию в Италии и н& земле мавров в Испании.

Династия Газневитов (962-1140) превратила страну в мощный центр исламской власти.
При Махмуде Газневи государство достигло наибольшего могущества, а Газни превратился в торговый и
культурный центр.

В 1219 году Афганистан захватывает Чингиз-хан.

При первом вторжении монголов Кандагар был осажден монголами во главе с ханом Тули в 1221. Монголы овладели городом и окружили цитадель. В это время на них напал хорезмшах Джелал-ад-дин с большим войском и перебил их.
При втором вторжении монголов Кандагар был осажден в марте 1545 войском правителя Могольской Индии Хумаюном. Город, обороняемый афганским гарнизоном под командованием Мирзы Аскари, продержался в течение пяти месяцев, после чего, ослабленный голодом и дезертирством, гарнизон был вынужден капитулировать. В 1555 Хумаюн занял Дели и Агру.

Разрушены ирригационные системы, некогда плодородные почвы превращаются в безжизненные пустыни
Во время монгольского нашествия Кандагар был полностью разрушен. Восстановлен в XVII в.
Хорошо сохранившаяся стена высотой до 8 м и глубокий ров отделяют старую часть города от новых пригородов. В плане центр Кандагара — почти правильный квадрат, в каждой из его сторон — пара ворот. У западной стены возвышается мавзолей основателя афганского государства Ахмад-шаха Дуррани (ок. 1721 — 1773). Это главная достопримечательность города. Население Кандагара (около 200 тыс. человек), в отличие от других крупных городов Афганистана, довольно однородно, здесь проживают преимущественно пуштуны.

В 1709 Мир Вайс , вождь афганского племени гильзаев, возглавил освободительное восстание в Кандагаре против господства Сефевидов. Был первым правителем независимого княжества, образовавшегося в результате этого восстания.
Осенью 1648 персы во главе с Аббасом II осадили Кандагар, который оборонял могольский гарнизон. Император Аурангзеб предпринял попытку освободить его, но, прибыв на место, обнаружил, что город уже в руках персов. Он в свою очередь осадил Кандагар, но не добился успеха и после четырехмесячной осады вынужден был отступить. Новые попытки вернуть город были предприняты везиром Саидом Уллахом и старшим сыном Шах-Джахана Дарой Шеко, но и они не имели успеха.

В 1738, после того как пуштуны гильзаи свергли персидских правителей и пришли к власти, персидскому военачальнику Надир-шаху удалось отвоевать Кандагар. После его убийства в 1747 в результате заговора отряды иранской армии возглавил полководец пуштун Ахмад-хан. Объявив себя шахом, он принял титул Дур-и-Дуррани ( «жемчужина из жемчужин»), объединил разрозненные афганские племена и сделал Кандагар столицей афганского государства, включавшего большую часть бассейна Инда. Ко времени его правления относятся первые дружественные контакты с Россией.
29 июля 1834 года Кандагар стал местом сражение, в котором Шуджа, изгнанный эмир Афганистана, предпринял попытку захватить город. Его преемник Дост Мухаммед и хан Когандил совершили вылазку во главе своих войск и наголову разбили Шуджу, рассеяв его сторонников.


Кандагар - столица государства Ахмад-шаха



Мир Вайс (умер 1715, Кандагар), вождь афганского племени гильзаев. В 1709 Мир Вайс возглавил освободительное восстание в Кандагаре против господства Сефевидов. Был первым правителем независимого княжества, образовавшегося в результате этого восстания.
Основатель Афганского государства Ахмад-шах происходил из небольшого клана садозаев племени абдали, которое принадлежало к племенной группе Сарбани.

Его дед и отец были вождями племени абдали в Кандагарской области. Сам Ахмад-хан (так его звали до восшествия на престол) родился в 1723 г. в Герате. В том же году его отец Заман-хан, правитель Герата, умер. Мать Ахмад-хана Заргуне, взяв с собой сына, переселилась в Фарах. В 1731 г. вместе со своим старшим братом Зульфикар-ханом Ахмад-хан переехал в Кандагар. Правивший здесь шах Хусайн из рода Хотан велел заключить мальчиков в тюрьму, так как подозревал вождей абдали в тайных симпатиях к тогдашнему правителю Ирана Надир-шаху. В государственной тюрьме Кандагара Ахмад-хан провел около шести лет. В 1737 г. Надир-шах овладел этим городом и выпустил заключенных на свободу. Он вообще благоволил к племени абдали, но к Зульфикар-хану и его брату отнесся настороженно. Им было приказано поселиться в Мазандаране. Здесь Ахмад-хан провел четыре года. В 1741 г., когда Надир-шах возвращался из индийского похода, Ахмад-хан в числе других представителей афганской знати явился к его двору. Пообщавшись с ним, Надир-шах решил принять молодого Ахмада в число командиров своего афганского войска. Здесь, благодаря своему приветливому и доброму нраву, Ахмад-хан сумел быстро завоевать доверие и уважение всех солдат, особенно же воинов из племени абдали. Во время походов Надир-шаха в Дагестан и Армению Ахмад-хан зарекомендовал себя как мужественный и способный полководец. К концу царствования Надир-шаха он был одним из его первых военачальников.

В июне 1747 г. Надир-шах был убит заговорщиками. После этого Иран на много лет погрузился в пучину смут и междоусобий. Афганские войска не приняли в них участия. Во главе с Нур-Мухаммад-ханом и Ахмад-ханом они двинулись в Кандагар.
Сюда же съехались все видные ханы и малики абдали и гильзаев. На общем совете знати двух этих племен (джирге) было решено избрать падишаха Афганистана. Несколько дней шли горячие споры о том, кто из ханов абдали достоин этой чести. Наконец богослов из Кабула по имени Сабир-шах предложил возвести на трон Ахмада. Эту кандидатуру в конце концов приняли все остальные участники совета. (Успеху Ахмад-шаха кроме личных его достоинств способствовало то обстоятельство, что клан садозаев был очень малочисленным, таким образом, он не мог служить шаху опорой в борьбе с другими ханами абдали).

Новый шах был немедленно увенчан венцом, сплетенным из колосьев живой пшеницы. Хотя в то время ему исполнилось всего 25 лет, он уже был закаленным воином и опытным политическим деятелем. Эти качества понадобились Ахмад-шаху с первых дней царствования. Действительно, управлять Афганистаном, который представлял собой сложный конгломерат многочисленных племен, постоянно враждовавших и воевавших друг с другом, было очень непростым делом.

Ахмад-шах потратил много сил на то, чтобы прекратить межплеменные раздоры. С этой целью он образовал в Кандагаре из ханов афганских племен постоянную джиргу, с которой совещался о важнейших государственных делах. Ни одного важного решения не принималось без долгих и тщательных консультаций с виднейшими ханами. Эта политика требовала огромной выдержки и такта, но Ахмад-шах, несмотря на свою молодость, сумел сразу поставить себя над всеми племенными распрями и никогда не вносил в свою политику какой бы то ни было личной интриги. Это было очень важно, так как представление об общеафганском единстве было тогда еще очень хрупким. Ахмад-шах проявил большие способности в трудном деле подбора достойных людей и сумел воспитать преданных ему чиновников и военачальников. Для наблюдения за всеми государственными делами он имел большой штат тайных осведомителей (пишут, что Ахмад-шах прекрасно знал о всех тайных делах своих вельмож и умело пользовался этим).

Сделавшись шахом, Ахмад принял титул дурри-и дуррун ("жемчужина из жемчужин"), ставший названием основанной им династии. (Племя абдали тоже со временем приняло название дуррани.)

По своему характеру Ахмад-шах был человек уравновешенный и в высшей степени благоразумный, что позволило ему приобрести среди современников славу справедливого и богобоязненного правителя. Правда, он был не вполне свободен от религиозного фанатизма, но эта черта характера в то время не являлась крупным недостатком. Зато шах был благодарным человеком и никогда не забывал тех, кто бывал к нему добр. Признательность и щедрость всегда были его отличительными чертами. В своем личном обиходе он был очень прост и свободен от всякого рода условностей. Ахмад-шах не любил восседать на троне или носить венец. В еде он ограничивался обычными афганскими блюдами (любил плов, жаренное мясо под соусом, кислое молоко, фрукты, особенно дыни). В играх, празднествах, увеселениях шах обычно не принимал участия. Современники ничего не сообщают и о его страсти к охоте. В дни, свободные от государственных дел, Ахмад-шах любил слушать чтение стихов. (Едва ли у Ахмад-шаха было время для получения глубокого и всестороннего образования. Но он не был чужд литературе - до наших дней дошли его стихи на пушту, отличающиеся простотой и искренностью.) Дворец шаха всегда был убран очень скромно, здесь невозможно было найти даже следов роскоши.

С первых дней своего правления Ахмад-шах проявлял много заботы об армии. Основой ее стал 16-тысячный регулярный отряд афганцев, который он привел в 1747 г. из Ирана. Воины располагали хорошим вооружением, артиллерией и необходимым снаряжением. В короткий срок численность регулярных частей была доведена до 30 тысяч. Примерно столько же давало шаху нерегулярное ополчение отдельных племен. Опираясь на эту храбрую и закаленную в многочисленных боях армию, Ахмад-шах начал завоевания. Уже в 1748 году он без труда присоединил к своим владениям Кабул, Газни, Пешавар и Джелалабад. (После развала державы Надир-шаха здесь правил Насир-хан.) Возле Аттока Ахмад-шах переправился через Инд и вторгся в Пенджаб. Небольшая армия Великого Могола не могла противостоять ему. Форсировав Джелам и Ченаб, афганцы без боя овладели Лахором. Правивший в Дели Мухаммад-шах направил против них 100-тысячное войско во главе со своим сыном, тоже Ахмад-шахом. Эта армия расположилась на удобной позиции у Мачивар, прикрывавшей переправу через Сатледж. Но Ахмад-шах переправился через эту реку в другом месте - у Ладианы и внезапно овладел Сирхиндом, где находились все запасы индийской армии. Узнав об этом, индийцы оставили подготовленные позиции и поспешно двинулись к Сирхинду. Ахмад-шах встретил их под Манипуром. Более чем трехкратное численное превосходство противника он отчасти компенсировал тем, что имел гораздо более сильную артиллерию. Батарея тяжелых орудий афганцев была расположена на одной из господствующих высот, а непосредственно в передних рядах находилось 700 замбуреков (так назывались легкие пушки, установленные в особых седлах на вьючных верблюдах; огонь из них вели непосредственно со спины животного). Залпы афганских пушек наносили индийцам большой урон, и через два часа оживленной перестрелки Ахмад-шах начал теснить врага на правом фланге. Противостоявшие ему раджпуты обратились в бегство. Но развить успех не удалось, поскольку индийцы разбили левый фланг афганской армии. И только в центре, где боем руководил сам Ахмад-шах, удалось прорвать вражеский строй. Ночь положила конец битве, а на другой день был заключен мир. Согласно его условиям, границей между двумя государствами становилась река Инд. Однако соблюдать условия договора Ахмад-шах не собирался. В 1749 г. он во второй раз вторгся за Инд. Правитель Пенджаба Мир-Мену, не принимая боя, согласился передать афганскому шаху районы Сиалкота, Аурангабада, Гуджерата и Сеперсервета.

В 1750 г. Ахмад-шах повел войну против правителя Герата Сулайман-шаха. Город был хорошо укреплен, но его жители сочувствовали Ахмад-шаху и во время штурма, предпринятого афганцами, подняли в городе восстание против иранских войск. Это решило исход битвы - Ахмад-шах овладел городом своего рождения и присоединил его к Афганскому государству.

Вернувшись в Кандагар, Ахмад-шах отправил большой отряд на юг, поручив ему завоевание Белуджистана. Эта область находилась тогда под управлением белуджского сардара Насир-хана. Он не решился на войну с афганцами и признал над собой верховную власть Ахмад-шаха. Таким образом, на юге пределы Афганского государства достигли берегов Аравийского моря. Одновременно другая афганская армия вела завоевания на севере страны, где под власть Ахмад-шаха перешли районы Балха и Бадахшана. Северная граница страны стала проходить по рекам Амударья и Пяндж.

В 1751 году Ахмад-шах совершил третий поход за Инд. Одна афганская армия под командованием Абдаллах-хана двинулась на завоевание Кашмира (эта область находилась тогда под номинальным управлением Великого Могола). Сам Ахмад-шах развернул наступление на Лахор. Решительная битва с правителем Пенджаба Мир-Мену произошла у Шахдарра и закончилась полной победой афганцев. Сам Мир-Мену попал в плен. Ахмад-шах, впрочем, отнесся к нему очень милостиво и оставил управлять Пенджабом в качестве наместника. С побежденных была взыскана контрибуция в размере 10 млн рупий. Правивший тогда в Дели Ахмад-шах Бахадур вынужден был согласиться с потерей Пенджаба и Кашмира и на установление границы по Сатледжу.

В 1752 г. Ахмад-шах совершил поход на запад против Нишапура и Мешхеда. Это были хорошо укрепленные города, и взять их было нелегко. Осада затянулась. Наступила зима. Афганцам пришлось отступить, причем несколько тысяч солдат погибли от холода и болезней. В 1753 г. поход повторился. После шестимесячной осады правивший в Мешхеде Шах-Рух (внук Надир-шаха) изъявил Ахмад-шаху свою покорность. Ахмад-шах оставил его наместником Мешхедской области. От Мешхеда он пошел к Нишапуру. Здесь с помощью европейских мастеров была отлита огромная пушка. Ее снарядам не могли противостоять никакие укрепления, и через несколько дней бомбардировки жители Нишапура сдались.

Победа эта была очень кстати, так как требовалось срочное присутствие Ахмад-шаха в восточных провинциях его державы, где начались смуты. Интригами визиря Великого Могола Гази ад-дина (который правил от имени безвластного падишаха Аламгира) в Пенджабе был свергнут сын Мир-Мену, правивший после смерти отца, и власть захватил ставленник Дели Адина-бек. Освободившись от нишапурской осады, Ахмад-шах в 1756 г. немедленно выступил против него. Адина-бек, не дожидаясь афганцев, бежал из Лахора. Когда Ахмад-шах переправился через Сатледж, часть индийских войск перешла на его сторону. В январе 1757 г. шах без боя вступил в Дели. Падишах Аламгаир, который не имел сил для сопротивления, устроил ему торжественную встречу. Гази ад-дин был отстранен от власти.

В феврале афганцы совершили поход в землю джатов и дошли до Агры. Вслед за тем Ахмад-шах вернулся в Афганистан. Во всех важных городах Пенджаба были посажены его наместники.

Но едва афганское войско покинуло эту область, в Пенджабе начались волнения, поднятые Гази ад-дином и Адина-беком. Главной опорой их в борьбе против афганцев были сикхи. В 1758 г. в Пенджаб по их призыву вступила армия маратхов, незадолго до этого овладевших Дели. Они захватили Сирхинд, переправились через Сатледж и вскоре овладели всем левобережьем Инда от Синда до Аттока, а также правобережьем Сатледжа. В этот критический момент объявил о своей независимости Насир-хан, наместник Белуджистана. Ахмад-шах выступил против него, нанес мятежникам поражение и преследовал их до Калата. Город был осажден. В 1759 г. Насир-хан запросил мира и вновь признал власть афганского шаха. Ахмад повел свое войско на север. Узнав об этом, маратхи отступили за Сатледж.

Осенью того же года, собрав 30-тысячное войско, шах занял Сахаранпур, а затем (уже в начале 1760 г.) двинулся на Дели, где правил возведенный на престол Гази ад-дином Шах-Джихан III. На подступах к индийской столице афганцев поджидал маратхский полководец Синдия Датта с 80-тысячным войском. Началась битва. Маратхи сражались с большим упорством, но в конце концов были окружены и разгромлены афганцами. Короткое время спустя на берегах Джамны было разгромлено второе войско маратхов. Ахмад-шах торжественно вступил в Дели. Но вскоре пришли известия, что с юга полуострова движется огромная армия маратхов. В июле 1760 г. маратхи заняли оставленный Ахмадом Дели и подвергли его жестокому грабежу.

В октябре маратхи встретились с афганцами на равнине у Панипата. В течение трех следующих месяцев противники стояли друг против друга, не решаясь вступить в бой. Ахмад-шах имел к этому времени под своим началом 42 тысячи всадников, 38 тысяч пехоты и 70-80 орудий, не считая большого количества замбуреков и ракет. Кроме этого регулярного войска под его началом находилось большое число иррегулярных отрядов. Армия маратхов насчитывала около 340 тысяч человек. Решительная битва произошла 14 января 1761 г. Первая линия маратхской армии находилась под прикрытием 2400 боевых слонов и 40-тысячного корпуса мусульманской конницы. Когда эта масса войск, поддерживая огнем множества пушек, обрушилась на афганцев, положение последних сделалось очень трудным. Левый фланг их армии стал медленно отступать. Тогда Ахмад-шах бросил на подмогу сражавшимся здесь афганцам свою гвардейскую конницу. Одетые в кольчуги и вооруженные ружьями всадники открыли по приближавшимся врагам ураганный огонь и заставила их остановиться. После этого по всему фронту началась ожесточенная рукопашная схватка. К вечеру маратхи стали отступать, а затем обратились в бегство. Афганская конница преследовала их на протяжении 40 миль и нанесла бегущим страшный урон. Добыча победителей была огромна. Кроме казны с большим количеством наличных денег они захватили 50 тысяч лошадей, 200 тысяч коров, 500 слонов и тысячи верблюдов. Ахмад-шах вновь занял Дели. Он не стремился к установлению своего господства над Индией, понимая, что не сможет удержать ее под своим контролем. На престол был возведен сын Аламгира Шах-Алам. Но он, конечно, не играл никакой политической роли и находился в полной власти афганского шаха.

В 1761 г., вскоре после возвращения Ахмада в Кандагар, в Пенджабе подняли восстание сикхи. Шах ускоренным маршем двинулся против них и в феврале 1762 г. разгромил армию мятежников вблизи Сирхинда. В бою пало 25 тысяч сикхов. Остальные разбежались. Следующие полтора года Ахмад-шах провел в Пенджабе, улаживая дела этой провинции. Однако и в последующем восстания сикхов неоднократно повторялись, и Ахмад вынужден был совершить против них еще три похода (1765, 1767 и 1769 гг.). После похода 1769 г. шах вернулся в Кандагар больным. Однако долго оставаться в столице он не мог - отпал правитель Мешхеда Шах-Рух. В 1769 г. Ахмад-шах выступил против него в поход и осадил Мешхед. Через несколько месяцев осажденные запросили пощады. Ахмад-шах простил мятежников и сохранил власть над городом в руках Шах-Руха. В 1770 г. шах вернулся в Кандагар и больше до конца жизни не покидал столицы. Его стали донимать болезни (по утверждению афганских историков, он был болен раком). Лечение не дало результата. 17 октября 1772 г. шах скончался и был погребен в Кандагаре в построенном им мавзолее.

После смерти Ахмад-шаха в 1773 (по другим данным в 1775) в стране начались народные волнения. В 1776 столица государства была перенесена в Кабул. В то время как Англия и Франция боролись за влияние в зоне Персидского залива, а Россия продвигалась на юг, сикхский вождь Ранджит Сингх овладел Пенджабом и Синдом, а персидские войска захватили Герат. В 1837 в Кабул прибыла британская миссия с целью помешать персидской агрессии и укреплению российского влияния. Эмир Дост Мухаммед, основатель династии, правившей в Афганистане на протяжении столетия, первоначально благоволил к англичанам, однако переменил свое мнение, когда они отказались помочь возвратить Пешавар, завоеванный в 1834 сикхами. В 1838 британские войска вторглись в юго-западный Афганистан через Боланский проход, и разразилась Первая англо-афганская война. Дост Мухаммед возглавил активное сопротивление англичанам, но в конце 1840 сдался в плен и был выслан в Индию. В 1842 Дост Мухаммед возвратился в Афганистан и был восстановлен на троне. К концу его правления в состав Афганистана входили области Герат, Кандагар и земли на левобережье Амударьи.

В 1873, когда на престоле находился сын Доста Мухаммеда Шер Али-хан, Россия признала Амударью южной границей сферы своего влияния и направила миссию в Кабул. Вторая англо-афганская война началась в конце 1878 вторжением англичан на территорию Афганистана одновременно по трем направлениям: через Хайберский и Боланский проходы и Куррам. Продвижение англичан на север было остановлено в конце 1879 у Хайберского прохода. Завершилась война заключением 26 мая 1879 Гандамакского договора, согласно которому Хайберский проход и округа Куррам, Пишин и Сиби отошли к Великобритании, получившей также право контролировать внешнюю политику Афганистана. Убийство в Кабуле новоприбывшего английского резидента вновь оживило взаимные подозрения двух стран. Британские войска двинулись на Кабул и Кандагар, и в 1880 Великобритания признала эмиром Абдуррахмана, племянника Шер Али-хана.

Доктор Ватсон в Кандагаре




"...В то время полк стоял в Индии, и не успел я до него добраться, как вспыхнула вторая война с Афганистаном. …я участвовал в роковом сражении при Майванде. Ружейная пуля угодила мне в плечо, разбила кость и задела подключичную артерию… Измученный раной и ослабевший от длительных лишений, я вместе с множеством других раненых страдальцев был отправлен поездом в главный госпиталь в Пешавар...".
Из воспоминаний доктора Джона Г. Ватсона, отставного офицера военно-медицинской службы.
Глава I, "Мистер Шерлок Холмс". Артур Конан Дойль, "Этюд в багровых тонах")


В 30-е годы XIX в. у Англии созрел замысел подчинить себе Афганистан, чтобы превратить его в стратегический плацдарм для захвата Ирана и Средней Азии. Сначала Великобритания стала оказывать дипломатическое давление на кабульского эмира Дост-Мухаммеда и сеять вражду между ним и Ираном. Тогда Дост-Мухаммед обратился за помощью к России и принял русского дипломатического агента поручика Виткевича, который обещал помощь. Тогда англичане решили свергнуть Дост-Мухаммеда и посадить на престол бывшего правителя Шуджу, изгнанного из Афганистана и проживавшего в Индии.
В октябре 1838 года армия английских колонизаторов вошла в Афганистан и сравнительно легко овладела Кабулом, Кандагаром и Джалалабадом. Шуджа был восстановлен на кабульском престоле и подписал договор, предусматривающий постоянное пребывание английских войск в стране и полный контроль Англии над её внешней политикой.

Дост-Мухаммед тем временем бежал на север Афганистана, надеясь на поддержку с российской стороны, обещанную Виткевичем. Однако Николай I под сильным давлением Великобритании отказался от предоставления помощи, а Виткевич, как честный русский офицер, не вынес позора невыполненного обещания и застрелился. Тогда Дост-Мухаммед сдался англичанам в плен и был увезен в Индию. Часть афганской знати была подкуплена британцами и перешла на их сторону. Казалось, Афганистан разделил участь Индии и стал колонией.
Афганские муллы объявили джихад - священную войну колонизаторам, и вскоре на борьбу против "инглезов" и их марионетки Шуджи поднялись все, от мала до велика. Один британский офицер писал из Кандагара: "...не могу вам сказать, как ненавидит нас народ... Мы не можем, не должны здесь оставаться, мы должны возвратиться, хотя бы даже и с уроном для нашей чести..." В ноябре 1841 года в Кабуле вспыхнуло восстание, колониальный губернатор был убит (его отрубленную голову носили на пике по улицам), а английский гарнизон, бросив все пушки и запасы, спешно покинул столицу. Афганцы без конца устраивали засады отступающим англичанам. В итоге от 16-тысячного отряда, отступившего из Кабула, до границы английских владений добрался только один человек - доктор Брайдон.
"Это был сущий ад, повсюду нас ждала смерть от руки этих фанатичных дикарей", - вспоминал другой английский офицер, из части, которая действовала более удачно. В начале 1842 года, лишившись поддержки, был свергнут и убит предатель Шуджа. После этого англичане отказались на время от мыслей о захвате Афганистана. Дост-Мухаммед вернулся в страну и восстановил свою власть. Так завершилась первая англо-афганская война 1839-42 гг.
Вследствие русско-турецкой войны 1877-78 гг. резко обострились отношения континентальной Российской империи и морской Британской. Русское правительство, желая оказать нажим на Великобританию, двинуло к северной границе Афганистана 20 тысяч солдат и направило в эту страну дипломатическую миссию генерала Столетова, которая была принята эмиром. Тогда правительство Англии, давно вынашивающее новые планы насчет покорения Афганистана, воспользовалось этой ситуацией, и обвинив эмира Шер-Али-хана во враждебных действиях, объявило ему войну. Так началась вторая англо-афганская война 1878-81 гг. События стали развиваться по схожему сценарию. Вновь англичане без особого, казалось, труда, заняли основные города на востоке и юге Афганистана. Шер-Али-хан отошёл на север и пытался добиться помощи от России, но безуспешно (тоже дурная традиция). В начале 1879 года он умер. На престол вступил его сын, который оказался более сговорчивым и подписал кабальный договор, по которому Афганистан превращался в полуколонию. В Кабуле воцарился английский резидент, который бесцеремонно вмешивался во внутренние дела страны. Однако свободолюбивые афганцы никогда не мирились с господством иноверцев и инородцев. Призыв мулл к джихаду получил массовую поддержку, и вскоре в стране началась партизанская война. Создавались отряды газиев - борцов за веру, которые стягивались на юг и восток, к Кабулу.

К концу 1879 года, англичане оказались блокированным в нескольких укрепленных городах, а в начале 1880 года афганцы разгромили целую английскую бригаду генерала Борроу у местечка Майванд вблизи Кандагара. Уцелевшие английские офицеры и солдаты бежали через безводную пустыню и укрылись за стенами города.





Панорама поля битвы при Майванде.

Отступление королевской конной артиллерии при Майванде.

Мушкет афганцев "Джезаил", максимальная эффективная дальность 80 ярдов, перезарядка занимает около 2 минут!

27 июля 1880 небольшой английский отряд с шестью пушками под командованием ген. Барроуза столкнулся с 25-тысячной афганской армией Айюб-хана. Атакой конницы газиев был сломлен туземный полк, набранный в Бомбее, и, хотя 66-й полк храбро сражался, англичане были разбиты и потеряли убитыми 32 офицера и 939 солдат.
Моджахеды добились при Майванде одной из наиболее ярких побед во время Второй Афганской войны. В ходе сражения британская артиллерия израсходовала все боеприпасы, после чего Айюб-хан, обойдя противника с фланга, заставил дрогнуть и обратиться в бегство набранный в Бомбее туземный полк. И хотя английский 66-й пехотный полк сражался исключительно мужественно, один из его батальонов был окружен и практически полностью уничтожен афганцами. Оставшиеся в живых англичане укрылись в Кандагаре. В этом сражении они потеряли 971 человека убитыми и ранеными - потери огромные даже для того времени.


Немаловажную роль сыграло и то, что Россия стала оказывать помощь повстанцам оружием и деньгами. Поэтому, ничего не добившись и понеся большие потери, англичане были вынуждены эвакуировать экспедиционный корпус и признать свою неудачу. К власти в стране пришел племянник бывшего эмира Абдурахман, который, однако, был вынужден заключить с англичанами соглашение, по которому Афганистан не мог иметь дипломатических отношений ни с одним государством, кроме Англии.
В дальнейшем Абдурахман продолжал политику направленную на централизацию государства и борьбу с сепаратистскими тенденциями знати. Он пытался объединить все пуштунские племена под своей властью. Дело в том, что многие пуштуны проживают в ничейной зоне между Афганистаном и Британской Индией (ныне Пакистаном). На эти земли зарились и англичане.
В 1893 года английскому представителю Дюранду удалось вынудить Абдурахмана провести границу между его эмиратом и английскими владениями, так что больше половины пуштунов оказалось вне Афганистана (т.н. "линия Дюранда"). В ответ пуштунские племена поднялись на восстание в 1895 году, и лишь благодаря напряжению всех сил британской колониальной армии и администрации удалось его подавить (на это было потрачено свыше 50 млн. рупий). А теперь эта "линия Дюранда" служит границей между Афганистаном и Пакистаном, и будет закономерным, что в случае американской агрессии пакистанские пуштуны поднимутся на восстание против америкосов и разделенный народ получит шанс воссоединиться. Именно против этих вероятных событий направлены сегодняшние планы кооалиционного корпуса в Афганистане.

Третья англо-афганская война произошла в 1919 году и продолжалась всего один месяц. В начале этого года к власти в результате дворцового переворота пришел Аманулла-хан, взявший курс на достижение полной независимости и установления равноправных отношений со всеми странами мира. Он обратился к Англии с требованием пересмотреть тот старый кабальный договор, о котором говорилось выше. В этом Афганистан поддержала Советская Россия, первой заявившая о признании суверенитета афганского государства. Еще ранее, среди первых декретов Советской власти о мире, земле и т.п., было и ныне забытое "Обращение ко всем трудящимся мусульманам России и Востока". Вообще, история достаточно тесных отношений большевиков-атеистов и боровшихся с западным колониализмом фанатичных мусульман, требует отдельного исследования…
Итак, в апреле 1919 г. "трудящийся мусульманин" Аманулла-хан отправил из королевского дворца в Кабуле личное письмо в Кремль, к Ленину. В ответ английские империалисты начали новую захватническую войну. Опираясь на многократный перевес в живой силе и технике (300 тыс. у англичан против 40 тыс. у Амануллы-хана), агрессоры вторглись на афганскую территорию и пытались наступать на Кабул, но встретили упорное сопротивление афганской армии и ополчений племен. Чтобы устрашить население Афганистана, англичане подвергли крупные города варварской бомбардировке с воздуха. 3 мая 1919 года английские бомбардировщики бомбили Кабул. Надо отметить, что к концу Первой мировой войны это были уже достаточно мощные машины, способные поднять до тонны бомб. 11 мая 1919 года англичане дотла разбомбили Кандагар.

Однако в районе Хоста крупные отряды партизан под командованием генерала Надир-шаха 23 мая вторглись в Индию. Они заняли железнодорожную станцию Таль, окружили два пехотных батальона, кавэскадрон и батарею. Но 1 июня в бою с пехотной бригадой генерала Дауэра афганцы потерпели тяжелое поражение и отошли в Афганистан.
Аманулла запросил мира. 8 июля 1919 был подписан мирный договор, давший Афганистану право на внешние сношения, но оставивший в силе все остальные пункты предыдущего договора 1879 года.

В октябре 1919, после неудачной попытки присоединить к Афганистану часть Индии, населенной мусульманами (третья англо-афганская война), тогдашний узурпатор афганского престола и будущий первый друг Советской России Аманулла-хан отправил свои войска в Мерв, изгнавшие оттуда местный совдеп. Аманулла также предложил военную помощь против большевиков Фергане - на условиях присоединения ее к Исламской Центральноазиатской Федерации, которую задумал основать афганский узурпатор. Однако из этой затеи ничего не вышло - красные войска успешно продвигались в Средней Азии, и Аманулла не рискнул сразиться с ними, выведя свои войска из Мерва.











В 1908 году, в своем труде "АФГАНИСТАН", английский разведчик А. Гамильтон, описывает Кандагар прилегающие к нему области

КАНДАГАР. Кандагарская область*




Дорога из Герата в Кандагар проходит через округа, богатые продовольственными припасами.
Из Герата идут две большие дороги: северная и южная, причем последняя проходит через Сабзевар, Феррах и Гиришк к Кандагару.
Здесь, в Кандагарской области, дорога эта пересекает Заминдаварский округ, населенный, по большей части, племенем Дурани вплоть до бродов через реку Гельменд.
Сабзевар расположен в 420 верстах от Кандагара и почти на полпути из Герата в Феррах или точнее в 135 верстах от Герата и в 106 от Ферраха.
Местность эта находится на высоте 3550 фт. над уровнем моря на левом берегу реки Геруда, у поворота этой последней и у подножия отдельных гряд высокой горной цепи. Обе стороны реки представляют в этом месте громадную равнину, мили 4 в окружности, прекрасно орошенную водами Геруда, а потому и очень плодородную.
Сабзеварский округ, владея самыми плодородными низменностями Гератской провинции, является как бы излюбленным объектом благодеяний самой природы, что делает его неистощимой базой продовольствия. Поэтому вполне естественно, что всякий отряд охотно здесь останавливается, чтобы дать передышку людям и животным и подтянуть сюда свои транспорты. Природа не забыла здесь создать естественные преграды в виде горных кряжей, лежащих в 3 верстах к югу от города, оборонительное значение которых можно увеличить наводнением впереди лежащей местности, простым спуском воды из многочисленных арыков, пересекающих равнину во всех направлениях.
Город пользуется водой из Геруда, некоторым же окрестным деревням приходится довольствоваться водой исключительно из каналов.
Небольшие развалины, разбросанные по равнине, правда, придают ей какой-то печальный вид, но чудная культура полей у самого города, прозрачная вода каналов и великолепная зелень деревьев заставляют скоро забыть первое впечатление.


За последние годы Сабзевар стал значительно меньше, и его центральная ограда, четырехугольное укрепление со стенами длиной от 86 до 107 саж. с семью круглыми бастионами на каждом фасе и воротами на южном, совершенно заброшена. Стены ограды в развалинах, а внутренность ее необитаема, если не считать небольшой колонии Шикарпурских индусов. Вокруг стен был когда-то водяной ров, теперь высохший и местами засыпанный мусором и отбросами. Среди этой пустоши расположена резиденция губернатора, резко выделяющаяся на окружающем фоне зеленью деревьев и травы.
Сам город, расположенный почти целиком вне ограды или, правильнее, разбившийся на небольшие окрестные деревни, является довольно оживленным торговым пунктом. Особенно оживленно идет торговля с Нусретабадом, при чем главным предметом торговли служат: кожа, шерсть, козлиные шкуры и сушенные фрукты, доставляемые из Сеистана в Туркестан, как главный пункт их спроса.
Годовой вывоз этого города исчисляется в 1.500.000 индийских рупий, 6 и доход этой местности в 33.000 туманов наличностью и 4.000 харваров зерна (харвар = около 40 пуд.). Торговля в руках армян, выходцев из России. Они путешествуют по Сеистану и окрестным провинциям и ввозят предметы русского производства. Их деятельность в этом направлении создала громадный спрос на русские изделия, которые постепенно вытесняют индийские, бывшие некогда здесь в большом ходу.
Город Сабзевар окружен высоким валом, в котором имеется 4 ворот: на запад — ворота Иракские, на восток — Нишапурские, на север Гератские и на юг — Феррахские. Базар состоит почти из 800 лавок и тянется длинной линией через весь город, упираясь в восточные и западные ворота. Ширина базара около 1/2 мили, а город имеет около 2 1/2 миль в окружности.
Сабзевар с окрестными деревушками является как-бы сборным пунктом округа; он, вместе с полями и широким поясом плодородных земель, заселен Пурзаями, одним из колен племени Дурани.
Каждая деревня представляет собой маленький форт, окруженный глинобитной стеной; величина этих четырехугольных фортов около 26 саж. в квадрате (т. е. длина каждого фаса = 26 саж.). Всего в округе насчитывается около 5.000 семейств, из которых 4.500 живут по деревням, 400 — в городе, 100 — в форту, что составляет в общем около 12.000 душ обоего пола.

Фарах. 1978 год.


Дорога в Феррах пересекает реку Феррах-руд; река эта берет начало в местности Таймени, протекает через Феррах и Леш и, описав выгнутую к югу дугу, длиной в 200 миль, впадает в реку Хамун у северо-западного поворота последней. Уровень воды в реке Феррах-руд зависит от времени года. Вода почти всегда прозрачна, но не всегда годна для питья, так как, по израсходовании ее верхних слоев на орошение полей, во многих местах образуются запруды и прудки, где вода быстро загнивает. Весной река Феррах-руд широка и глубока; воды в ней в это время достаточно для ирригации полей на всем ее протяжении; к осени вода во многих местах высыхает, и ее можно раздобывать, только выкопав в русле реки яму, глубиной не менее фута. Летом через Феррах-руд переправа совершается на бурдюках или бревенчатых и камышевых плотах. Берега реки покрыты кустами тамариска, мимозы, достигающих здесь громадных размеров. В том месте, где реку пересекает северная [31] дорога из Герата в Кандагар, находится брод, хотя дно и здесь не совсем ровно: попадаются глубокие ямы и быстрые течения. Длина брода около 1/4 вер., летом же не более 20 саж., при глубине 2 1/2 фута. В половодье брод непроходим, и часто караваны неделями ждут на берегу падения воды.

Фарах.1978 г.


Ширина реки у Ферраха —170 саж., а в сухое время года, она уменьшается до 65 саж. при глубине в 2 фута. Здесь течение беспрепятственно и потому вода прозрачна.

Фарах.1978 г.


Город Феррах расположен на высоте 2460 фт. над уровнем моря, в 255 вер. к югу от Герата и в 106 вер. от Сабзевара на южной Кандагарской дороге, в 225 вер. от Гиришка и в 337 от Кандагара. Город окружен стеной; когда-то он представлял собой 4 — угольник, растянутый с севера на юг, далеко вдающийся в равнину, имеющий одну милю по диагонали, но в настоящее время превратился в развалины. Массивная глинобитная стена, окружающая город, во многом сходна с Гератской. Снаружи городскую стену окружает прикрытый путь с бруствером (валом), вышиной когда-то 35 — 40 фт. На стене были когда-то башни, но все это теперь разваливается; город брошен жителями, а единственные обитатели — гарнизон не исправляет разрушенного, совершенно не интересуясь этим. Ворот двое: Гератские — на средине северного фаса и Кандагарские на южном.
Заканчивая на этом описание этого города, можно упомянуть о развалившейся цитадели, расположенной у одного из северных углов городской стены.

Фарах.1974 г.


Феррах при современном его состоянии не может считаться городом, но хотя его печальные развалины и покинуты почти населением, но местоположение не перестает быть весьма важным, так как он расположен в узле дорог на Герат, Кандагар и Сеистан. Уход жителей может быть отчасти оправдан нездоровым климатом Ферраха и окрестностей и дурным качеством воды. Хороший пожар легко мог-бы докончить дело разрушения бренных остатков этого города, которое успело сделать время. В настоящее время в Феррахе насчитывают не более 50 дворов, хотя несколько тысяч их могло свободно разместиться в черте города. Здания еще не разрушенные, окружены развалинами, и один только дым, появляющийся то здесь, то там над этими развалинами, указывает на то, что жизнь в Феррахе не совсем еще погасла. В былое время здесь был длинный базар, упирающийся в Кандагарские и Гератские ворота, а теперь осталось только несколько лавок, сгруппировавшихся у Гератских ворот; главным сбытом этих лавок является ружейный порох местного производства, добываемый из селитры. Селитру же жители добывают из многочисленных оросительных каналов, протекающих внутри города и дополняющих собой общую картину некогда населенного пункта.

Между Феррахом и Кандагаром лежит равнина Баква, с которой у афганцев связано предание, что здесь некогда произойдет великая битва между русской и английской армией. Равнина эта представляет собой гладкую, ровную, однообразную поверхность, лишенную какой бы то ни было растительности; согласно предания западная часть равнины и будет театром будущей битвы. Обычный вариант этого предания в числе других подробностей гласит, что после битвы не менее 12.000 лошадей, лишенных своих всадников, будут скитаться по равнине. Афганцы слепо верят в это пророчество; его первоисточник розыскивал долго полковник Йэт, и ему удалось, наконец, разузнать, что предсказание это приписывается уроженцу Кашана Шах-Ниамет-Улла-Уани, жившему в Кирмане; он умер в 1400 году, 97 лет от роду, и считался великим ученым и философом.

От Ферраха до Гиришка, расположенного на берегу реки Гельменда — 225 верст. Гельменд берет начало в Фазиндазе, на западных склонах Пагманских гор, направляется к юго-западу и пройдя более 900 вер., впадает в Сеистанское озеро.
Первый участок реки, о котором имеются достоверные данные, это Гарден-Дивар, в 60 вер. от истоков Гельменда. Река здесь протекает вдоль северного склона плоскогория Урт, на высоте 11 1/2 тыс. фут. над уровнем моря, и ширина ее на этом участке 5 саж., глубина зимой менее фута, но течение быстро. Здесь Гельменду первую водяную дань уплачивает приток Оби-Сиях, вытекающий из южных озер у Ходжи-Хакского прохода. Летом верхнее течение, только-что нами описанное, является излюбленным местопребыванием племен, кочующих в восточной части Афганистана. Отсюда Гельменд протекает по глубокой низменности, огибает южный склон горы Кухи-Баба и на протяжении 52 вер. до Гоочь-коля его берега покрыты кустами роз и ивняка. У Гооч-коля построен мост, и здесь же Гельменд принимает 2 притока: с севера небольшую речку без названия, а с юго-запада Оби-Делавар, значительно больше первой. От Гооч-коля до Дейваль-коля на расстоянии почти 37 вер. Гельменд сохраняет свое первоначальное направление на запад. В нескольких милях ниже последнего пункта, течение круто поворачивает на юг и держит это направление верст 120, вплоть до Чакмакчака. Здесь Гельменд пересекается дорогой, идущей на запад к Герату, в него впадает значительный приток с севера, затем река слегка загибает к юго-западу, и 180 вер. течет в таком направлении до Сакира, где встречаются дороги, идущия из Бамиана, Майдана и Гиришка. От Сакира до Гиришка верст около 225, река уклоняется к югу и не изменяет последнего направления до впадения в нее в 37 вер. ниже Сакира притока Тезина. В 75 вер. ниже последнего пункта у Гармеба в Гельменд впадает река Худруд, через которую у Гиришка построен мост. Здесь ширина Гельменда достигает 430 саж.; правый берег — низкий и песчанный, левый высокий и скалистый. Хотя в мелководье ширина Гельменда значительно меньше, но у Гиришка никогда не бывает менее 128 саж.; река течет здесь плавно и имеет брод, глубиной в 3 фт. В половине июня Гельменд становится здесь опять трудно проходимым; но в 3 милях выше, где река течет тремя рукавами, и где их пересекает южная Гератская дорога, есть не только несколько прекрасных бродов, но и переправы на паромах. Глубина Гельменда здесь меньше 4 фт., а ширина каждого рукава колеблется между 30-64 саж.; в верстах 67 ниже Гиришка, у Калаи-Биста река огибает небольшой остров. Здесь Гельменд принимает большой приток Арганд-об, и с этого пункта ширина реки увеличивается и достигает 128—170 саж. при средней глубине от 9 до 12 фут. Отсюда верст на 100 вплоть до Бинадар-Коляна, река течет на юг, а затем, минуя Бинадар, поворачивает на запад, и следует в таком направлении верст 180. У Пуль-Алака, на расстоянии 150 вер. от Гиришка, ширина реки достигает обыкновенно 170 саж., не суживаясь дальше до самого Траку; глубина же реки всюду значительна. Около Траку течение реки преграждается грядой песчаных холмов; здесь река поворачивает на северо-запад и следует так 67 вер. У устья Гельменд разветвляется на 3 рукава: Руд-и-Сеистан, Руд-и-Пуриан и Над-Али. Самым многоводным рукавом является с 1895 года Руд-и-Пуриан; до этого-же времени вся масса воды шла по рукаву Над-Али. Вообще Гельменд, даже в сухое время года очень многоводен.



Форт Гиришк расположен на большой Кандагарской дороге, в 3 вер. от правого берега Гельменда. При выборе этого пункта для Гиришка, очевидно имелось в виду прикрыть броды через Гельменд и паромную переправу. Последняя устраивается обыкновенно в одной из узких частей течения, немного ниже форта на время разлива реки и закрытия бродов. С противоположного берега Гельменда Гиришк кажется более сильным фортом, чем он действительно является после тщательного осмотра; с двух сторон и отчасти с третьей он окружен водяными рвами; но такой ничтожной глубины и ширины, что преградой для штурма ни в каком случае они считаться не могут; рвы эти с северной и северо-восточной сторон форта прерываются, так как фортовая ограда идет здесь по высокому берегу реки. Гиришк, подобно Ферраху, входит в состав Кандагарской области, а его небольшой гарнизон, состоящий из двух эскадронов кавалерии, одной полевой батареи и милиции выделяется из состава Кандагарского гарнизона, войска размещены вне ограды форта в виду его малых размеров 100 саж. в длину и 40 саж. в ширину, но самый форт служит местопребыванием губернатора округа, носящий название Пушти-руд. Все фортовые постройки не имеют ровно никакого значения в военном отношении: стены не достаточно прочны и при том совершенно открыты. Со всех сторон, кроме северной, где есть овраг, имеются у самой стены закрытия, могущия служить прекрасной защитой атакующему, а из подступов один только овраг может анфилироваться с северо-западной башни форта. Другие же три башни на углах ограды оборонительного значения не имеют. Расположение самого форта очень живописно: с юга к нему примыкает полоса, усеянная прекрасными садами, деревья которых и глинобитные заборы, отделяющее сады друг от друга, могут однако прекрасно скрыть приближающиеся небольшие отряды, и потому близость садов у городской ограды представляет одну лишь опасность. В форту 2 ворот, из которых меньшие в настоящее время упразднены и наглухо заложены, вторые по больше выходят на юг.



Фортификационные работы Гиришка, так же как и Ферраха и Сабзевара слишком слабы, значения при обороне иметь не могут. Гиришк, как мы уже говорили, стоит на главной дороге из Герата в Кандагар, служит наблюдательным пунктом за бродами через Гельменд и лежит на пути в Сеистан, до которого всего 285 вер.; выгоды такого расположения и богатство его окрестностей, сделают его первым предметом действий в случае операции у индо-афганской границы. В окрестностях много деревень, богатых всякого рода припасами, а поля и луга всегда славились своим плодородием. Во время последних военных операций в Афганистане британская армия занимала именно округ Гиришка и собрала 4 миллиона англ. фунт. зерна (111.111 пуд.). Подобный сбор зерна делает Гиришк одной из важнейших баз на персидско-афганской границе. Гиришк лежит в 112 вер. от Кандагара, а на половине пути между ними находится печальной памяти Майвенд, так как здесь произошло одно из поражений британских войск в Афганистане — здесь был разбит в 1880 году генерал Борроу ханом Эюбом. К сожалению случай этот дал повод совершенно неправильно судить о боевых способностях афганской черни. Кандагар, где Робертс так мастерски вышел победителем из ужасного положения, был местом возникновения массы неосуществимых планов и проектов; но не было ни одного столь безрассудного, как проект о соединении Кушкинского поста с Кветтой железной дорогой, через Кандагар и Герат. Подобная линия железной дороги практического применения иметь не может, так как в громадных равнинах, через которые она проходила-бы, нет ничего в оправдание ее постройки.
В политическом отношении ничего кроме недоверия к России постройка эта бы не вызвала.
Россия - наш старый враг, и только ее одну никогда не удается устранить с нашего пути. Мы не можем ни верить ей, ни расчитывать на союз с ней, так как ее дипломатическая нравственность, и торжественно данные обещания граничат с обманом. Вспомним опыты взаимных сношений прежних лет и пусть полученные нами уроки послужат теперь педдержкой наших враждебных отношений. Свою способность не разбираться в средствах для обеспечения своих границ доказала нам Россия той массой обещаний, которые она давала кабинету для отвода глаз от ее походов в Центральную Азию. Если этого недостаточно, то вспомним способы, к которым она прибегала в течение многих лет при своей агитации против наших интересов в Персии и Манчжурии. А потому еще раз повторим наш совет не сближаться, с Россией. Если бы Кандагар пришлось соединить железной дорогой, то это следовало-бы сделать, удлинив ветвь от Нового Чамана. — Без этой предосторожности наша оборонительная линия в южном Афганистане, по необходимости, должна поддаться назад.

В действительности афгано—белуджистанская граница для нас значения не имеет, и если мы ее охраняем, то только в видах противодействия агрессивным планам России на афганско-персидской границе. Положение теперь наше в южном Афганистане можно назвать “воздушным”; интересы наши требуют спуститься “на землю”, а затем, став здесь на твердой почве, немедленно соединить эту часть Афганистана военной железной дорогой со стратегической линией на индийской границе. Современная политика Росии в Персии имеет такое-же стремление, но делает это она не из-за соревнования, так как наша деятельность в южном Афганистане никому еще не очевидна. Вопрос этот окончательно разрешится, когда она займет Сеистан. Относительно постройки железных дорог Россия имеет преимущество перед нами в Средней Азии: сперва она начнет строить дорогу там, где ей ни в каком случае помешать не могут, и если в это время не будем считаться с ее деятельностью, а будем только обдумывать план продолжения железнодорожной линии до Кандагара, у нее уже все будет готово для постройки железной дороги в Герат. Казалось-бы, настоящее время является, как нельзя более подходящим для того, чтобы правительство Индии убедило афганского эмира взяться за это дело.
В бытность здесь посольства Дена афганцы, населяющие Кандагар, очень интересовались вопросом постройки железной дороги между Индией и Афганистаном.

Бывший губернатор Сердар-Ахмед-Хан, теперь отрешенный от должности и находящийся в опале, получив приказание разузнать, как относится афганский народ к вопросу о продолжении индийской железнодорожной сети до Кандагара, и не будет-ли возражений в случае согласия выполнить требование английского правительства, прочел народу от доски до доски на специальном дурбаре инструкции эмира, где все оттенки, могущих возникнуть мнений, были предусмотрены. Вопрос этот обсуждался дворянством и народом очень долго. В конце концов они вынесли резолюции, что несомненно постройка дороги принесет громадную пользу, но что вместе с тем она облегчит вторжение и захват Афганистана. Несколько позже эмир предложил этот-же вопрос на обсуждение старших чинов армии, которые не только одобрили проект, но и высказались за продолжение железной дороги до Герата.

Проведение железной дороги из Индии в Кандагар является делом диаметрально противоположным проведении таковой-же через весь Афганистан; кандагарская линия, несомненно, улучшит торговлю, если только дело это будет поставлено в зависимость от пересмотра ныне существующего таможенного тарифа. Железная дорога произведет на жителей Кандагарской провинции, очевидно, не меньшее впечатление, чем Ново-Чаманская — на пограничных с Индией жителей; ведь благодаря только ей Кандагарцы стали снабжать своими великолепными фруктами индийские базары. Кандагар расположенный в 181 1/2 вер. от Кветты, и только в 94 1/2 вер. от Ново-Чаманской железной дороги, является последним пунктом остановки для армии, наступающей из Герата в Индию. Сообщение его с Газни и Кабулом через Тарнакскую долину весьма удобно, а близость пустынь Белуджистана на юге обеспечивает, по крайней мере, один его фланг от обхода. Кандагар весьма доступен с запада, со стороны Персии и с юга, со стороны Индии, что же касается его перехода опять в чужия руки, то это весьма возможно, так как за последнее время он был в руках персов, узбеков, афганцев и даже англичан. Город расположен между реками Аргендом и Тарнаком, среди возделанной и населенной на юге и западе равнины; на северо-западе этой равнины находится низкий горный хребет, высотой до 1000 фт.


Кандагар представляет собой неправильный параллелограмм, длиной с севера на юг в 431 саж., всего-же город занимает пространство около 3 миль в окружности. Кандагар окружен рвом, шириной в 24, а глубиной в 10 фт.; кроме рва, вокруг города возведена стена, высотой в 27, а толщиной в 20 1/2 фт. у основания и 14 1/2 по верху. Стена сделана из лесса и лишена какой-бы то ни было одежды из камня или кирпича.

Длина западного фаса 843 саж., восточного 776 саж., южного 576 1/2 саж. и северного 692 саж. Больших ворот 4, а меньших 2; в большие ворота упираются главные улицы. На восточном фасе находятся ворота Бар-Дуранийские и Кабульские, Шикарпурские — на южном, Гератские и Топ-Хана — на западном и, наконец Иджахские — на северном. Меньшими воротами являются Бар-Дуранийские и Топ-Хана. Подступы к воротам защищены 6 двойными бастионами по углам и, кроме того, 4 большими башнями. Куртины между бастионами состоят из 54 малых бастионов, правильно распределенных между всеми фасами. Гератские ворота соединены с Кабульскими длинной, широкой улицей, от Шикарпурских-же ворот улица, дойдя до пересечения с первой под прямым углом, поворачивает в сторону и ведет к городской цитадели, четырехугольной постройки со стенами длиной в 111 1/2 саж. Последняя расположена в северной части города, к северу от ворот Топ-Хана. К западу от цитадели покоится прах Ахмед-Шаха Дуранийского; его гробница представляет собой восьмиугольник покрытый фарфоровыми плитами; над гробницей находится золоченый свод, окруженный небольшими минаретами. Гробница эта выше всех окружающих ее построек, поэтому купол ее ясно заметен при приближении к Кандагару. Пол гробницы устлан коврами, широкий вышитый кусок материи прикрывает саркофаг. Могила представляет неотесанную каменную глыбу, со вделанными в ней гирляндами цветов из разноцветных изразцов. Двенадцать гробниц поменьше, детей Ахмед-Шаха, стоят тут-же рядом с отцовской. Внутренния стены гробницы раскрашены подобно наружным, но более тщательно, при том краски, будучи меньше подвержены влиянию погоды, лучше сохранились. Высокий свод придает внутренности гробницы величие храма, а ее решетчатая окна дают мягкий полусвет. Гробница испещрена надписями из Корана, писанный экземпляр которого хранится рядом, в небольшой комнате.
На пересечении улиц, идущих от Гератских и Шикарпурских ворот, находится Чарсу, большое здание, имеющее 21 3/7 саж. в диаметре. Здесь, равно как и в других частях города, устроены "хумамы" или теплые бани, где за 1 рупию вас моют и массажируют.



Дома из сырцового не обожженого кирпича, строятся в один этаж, с плоскими крышами, которые поддерживаются деревянными, резными, раскрашенными колоннами. Жилища богачей окружены высокой стеной и имеют 3 — 4 двора с садами и фонтанами при каждом из них. В каждом дворе имеется одно здание, разделенное на несколько меньших помещений, с 3—4 большими высокими парадными комнатами. Стены этих комнат раскрашены масляными красками и уставлены массой зеркал. Середину их обыкновенно устраивают в виде панели (рамы) и покрывают блестящей штукатуркой, состоящей из смеси слюды и талька; пространство, не занятое рамой, оклеивается цветными обоями. Поверхность стен не вполне гладкая, местами сделаны углубления, в которых помещаются пестрые орнаменты. Потолки состоят из небольших резных дощечек, заходящих одна за другую и покрытых лаком. Дома бедного класса состоят в большинстве случаев, всего из одной комнаты размерами 20 на 12 фт. Главных улиц в Кандагаре, шириною в 17 саж. четыре, каждая из них обсажена деревьями. Вдоль этих улиц тянутся лавки и дома с крытыми галлереями выходящими на улицу. Улицы носят такие же названия, как и ворота, в которые упираются, кроме одной, идущей в Топ-Хана, которая носит название Шахи-Базар; она очень узка на всем своем протяжении, влево от нее остается Никара-Хана.



Множество коротких улиц, значительно уже Шахи-Базар, пересекаясь перпендикулярно, ведут от главных улиц к городским стенам. Здесь улицы упираются не в стены, а в круговую дорогу, шириной около 10 саж. Снаружи город окружен подобной-же дорогой, идущей от западного к южному фасу, и оставленной в память пребывания англичан под Кандагаром. По приказанию афганских властей дорога эта, равно как и большая Какеранская обсажена деревьями.

Кандагар разделен на участки, населенные различными племенами. Юго-западная часть города делится на 4 больших участка: Баракзай-Дуранийский участок, простирающийся вдоль Шикарпурского и Гератского базаров, к югу от него расположен Индустанский участок, а к западу — Хала-Козаи-Дуранийский, наконец, участок Нурзаи-Дуранийский расположен между двумя последними, в юго-западном углу города. Юго-восточная часть города почти исключительно заселена племенем Папользаи-Дурани.

Кандагар.Базар.1978 г.


В северо-восточной части, пространство, лежащее к северу от Кабул-Базара, занято Гильзаями; к северу от последних в северо-восточном углу Кандагара, — Бар-Дурани, а между ними и цитаделью Ашакзаи-Дурани. Последняя, северо-западная часть города заселена Ализаями, при чем плотность населения уменьшается по мере приближения к городским стенам.

Аэроснимок старой части города Кандагар


Помимо постоянного населения, Кандагар часто наполняется пришлым людом, селящимся лишь на короткое время; к таким нужно отнести племена Дурани, Гильзаи, Парсивани и Кокуры.
Численность населения больших городов Афганистана всегда изменялась, то увеличиваясь, то уменьшаясь, в зависимости от того, покровительствовала-ли местная администрация своим жителям, или притесняла их. Эльфингстон, посетивший Кандагар, исчислил его население в 100,000; Хуг нашел в нем 80.000; Массон — от 25,000 — 30.000; Феррье — 30.000; Корт — 25.000 и Белью — 15.000. Хольдич, посетивший Кандагар в 1880 году одних только Дурани, Гильзаи, Парсивани и Кокуры, насчитывал 30.000. Теперь Кандагар разросся и оживился, да это и вполне понятно, так как за последнее время ничто не мешало развитию ею торговли: администрация не притесняла жителей. В Кандагаре, как и в большинстве городов Азии, торговля сосредоточивается главным образом на базарах, где каждому продукту отведен свой участок. В Кандагаре всего 3700 лавок, не считая временных навесов уличных разносчиков, которые раскладывают свои товары на земле или на столах; разносчики эти нередко являются представителями весьма крупных торговцев.
По городу ходят также странствующие музыканты и комедианты. Лавки с сукном сосредоточены в восточной части Шикарпурского базара, а против них шорные и кузнечные мастерские. Индусские банкиры помещаются к северу от Кабульского базара вдоль улицы, идущей от Чарсу к Кабульским воротам. В противоположной стороне города, к северу от Гератского базара, находятся мастерские медников, а против них портных и сапожников. В северной части Шахи-Базара расположена сенная ярмарка, а рядом с ней и восточнее скотный рынок. Шикарпурский базар пользуется в Кандагаре особенным вниманием жителей и служит местом их встреч; не менее многолюдны и главные улицы, ведущия к городским воротам. Здесь, как и на базаре, целый день снуют по всем направлениям пешие, конные, верблюды с вьюками, но во всей этой суете женщин почти не видно. В Кандагар часто приезжают купцы, путешественники и факиры из окраин Афганистана и пограничных с Индией провинций. Одеваются они, подобно афганцам, в разноцветные, полосатые халаты и отличаются от местных жителей только головным убором. Большинство из них носит бороды, которые, равно как и волосы на голове, в преклонном возрасте окрашивают в красный цвет соком кустарника лавзони, известного у туземцев под названием "хена".

Путешественников не афганского происхождения легко отличить от туземцев: бороды они не носят, ходят в синих костюмах или туниках из темного сукна с разрезными рукавами, а головным убором у них служит маленькая феска из коленкора. Другие же носят ситцевые плащи из шерстянной материи местного производства, а на голове — тюрбаны с массой складок.
Весь день в городе необыкновенное оживление: пестрая толпа с шумом и гамом снует по улицам, толпясь преимущественно у навесов, а выкрикивание каравановожатых и болезненные вздохи уличных нищих делают суматоху неимоверной.
Нищета в Кандагаре обнаруживается в самой отвратительной форме: слепые, изуродованные мужчины, женщины и дети в грязных лохмотьях не только ходят, но и лежат в пыли и грязи под ногами проходящих. Индусы самые многочисленные и богатые купцы в Кандагаре, они ведут весьма прибыльную торговлю с Бомбеем через Шикарпур и Карачи. Главными предметами ввоза из Англии служат: шелк, коленкор, кисея, ситец, шерстяные ткани, кожа, железо, медь, ножи, ножницы, иголки, нитки и писчая бумага. Из Индии ввозится: индиго, пряности, сахар, медикаменты и соль, а шали, обувь опиум, шелковые нитки и ковры — из Мешеда. В Индию вывозится из Кандагара: марена (красильное растение), вонючая камедь, козья и верблюжья шерсть, сушеные фрукты, зерна айвы, корки гранат, табак, войлок, шелк, сырец и четки. Из Персии в Кандагар доставляются: лошади, вьючные пони, Бирджанские ковры, медная посуда и шелк. Торговля между Кандагаром, Гератом и Мешедом производится, главным образом, персами, которые привозят с собой: шелк сырец и шелковые ткани, медную посуду, ружья, кинжалы, палаши, драгоценные камни, главным образом бирюзу, парчу, серебряные и золотые шнуры, ковры и лошадей, а увозят обратно: шерсть, войлок, мех и кожи.

Кочевники. Гильменд.1974 г.


Город Кандагар — важнейший торговый центр Афганистана, и его доходы, получаемые путем налогов и пошлин, равны доходам всей провинции. Часть выручаемых таким образом денег, без сомнения, идет на покрытие расходов по управлению страной.
В Кандагаре нет ни фабрик, ни мастерских, даже посредственных; важнейшими предметами обрабатывающей промышленности являются шелк, войлок и четки, выделываемые из мягкой кремне-кислой соли магнезии, которую находят в окрестностях города.
Перочинные ножи с 2 лезвиями стоят 1 рупия 8 анн, а с одним лезвием 1 рупия; матросские ножи с широким клинком — 4 анны. Кроме того в Кандагар ввозится много глинянной посуды разного вида, ниток, иголок. Медикаментов же англо-индийского производства сравнительно мало. Кандагарские врачи (хакими) прописывают лекарства, не зная совершенно их свойств и, взяв первое попавшееся под руку, пробуют на больном его действие, сообразуясь с ценой лекарства и карманом пациента, поэтому не удивительно что почти все обращающиеся к врачам умирают.
Кроме этого, привозятся двуствольные ружья, пистолеты клинки, плащи, белый и серый тик и ситец разных сортов.
По приказанию Кандагарского губернатора вывоз некоторых предметов был воспрещен, но раньше взимались следующие налоги; за пшеницу, ячмень и рис, с ишачьего вьюка 8 анн; верблюжьего 1 рупия, за топленое масло 5 рупий за 1 ман. За растительное масло взималась шестая часть его стоимости. Почечный жир овец и коз считается побочным доходом государства и отправляется на мыльный завод эмира, где самым дешевым и первобытным способом из него приготовляют низкий сорт мыла. Каждая лавка платит налога полторы Кандагарских рупии в месяц, но духовные, потомки Магомета, муллы и некоторые другие от этого налога освобождаются.

Что-же касается булочников, то они должны ежегодно преподносить губернатору 30 Кандагарских ман печеного хлеба (около 68 1/2 пуд). Племена Пешинов, Кокуров, Бахтиаров и Белуджей поставляют главным образом лошадей. Занимаются они торговлей только в продолжение шести месяцев в году, так как летом удушливый зной, а зимой масса снега прекращают всякие сношения. Туземцы уверяют, что в Кандагаре ежегодно продается не менее двух—трех тысяч лошадей, за которыми барышники ездят в Серахс, Меймене, Нур и Кала-Hoy в провинции Хезаре, или в Дария-Йёз и Келати-Надири в Персии, или же, наконец, в Гюльза и Фирозкух в Гератской провинции.

Лучшими считаются лошади Серахса, Нура и Гюльзы, стоющия на месте от 60 до 120 рупий. За каждую вывезенную лошадь взимается налог от 25 до 30 рупий, и часто торговцы, чтобы избежать этой уплаты, уводили лошадей пустынными дорогами, но в настоящее время этот способ увода строго наказуется. Кандагарские и Сеистанские коровы в большом спросе, говорят, что они дают по 26 сир (почти 1 1/2 пуда) молока ежедневно, при доении 3 раза в сутки; каждая из них стоит около 40 рупий. Верблюдов в Кандагарском округе очень много, но их все-таки не хватает для нужд местного населения, и приходится докупать в Белуджистане. Цены на них колеблются между 20 и 100 рупиями.

Потомки Магомета из Пешина и других местностей в прежнее время вели довольно прибыльную торговлю рабами в западном Афганистане; ежегодно в Кандагаре продавалось их от четырех до пятисот. Некоторых из этих несчастных покупали в Сеистане, большинство же увозили силой из других местностей. Торговля рабами в Афганистане велась довольно долго, и только, по настоянию русского и индийского правительств, в 1895 году рабство в Афганистане было упразднено эмиром Абдуррахманом. Среди рабов персы встречались редко, большинство же давал сам Афганистан, особенно некоторые провинции, сбывая таким путем избыток своего населения. Хезарестан больше других давал рабов, при чем часто само правительство, вместо недоимок, которых не удалось взыскать с деревень, уводило население в рабство. Цена на рабов всегда зависела от того, во сколько обходилось прокормление их: при дешевизне продуктов, цена на них очень возрастала, при дороговизне же их почти даром отдавали на базарах.

Лучшее время года в Кандагаре зима и, в особенности весна. Голые высушенные солнцем холмы, подходящие вплотную к городу с севера и запада, служат как-бы плоскостью отражения солнечных лучей и делают ветер у самого города еще более знойным и палящим. Близость этих холмов действует и на разницу в температуре утром и в полдень, так напр. бывают дни, когда эта разница достигает 40 или 50 градусов по Фаренгейту (или 18 — 22 градуса по Реомюру).

Зимними месяцами считаются декабрь, январь и февраль; погода в это время пасмурна, выпадают дожди, снег и часто бывают жестокие морозы и ветры, которые постоянно меняют направление.
Март, апрель и май месяцы составляют весну, погода хороша, но облачно; переподают дожди, и в первой половине этого сезона бывают сильные грозы, ночью еще холодно и часто к утру подмерзает. Во второй половине весна становится теплее, ночью выпадает роса, поэтому пыльные бури в это время — явление редкое. Ветры дуют западные и юго-западные, что же касается восточных, то такие бывают преимущественно в марте.
Летние месяцы июнь, июль, август и часть сентября, числа до 20; весь летний сезон можно разделить на два периода по 40 дней в каждом с промежутком между ними в две недели. В течение этих двух недель становится облачно и свежо, в горах бывают сильные грозы и дожди, которые однако низменностей своей полосой не захватывают.
Летом преобладает западный ветер днем, а к утру часа за два до восхода солнца, поднимается восточный, но значительно слабее, чем в марте. Пыльные бури летом обладают особой силой.
В три осенних месяца — сентябрь, октябрь и ноябрь, вечером и рано утром дует с голых раскаленых холмов порывистый знойный втер. К концу осени погода значительно ухудшается, небо все чаще и чаще заволакивается тучами; по утрам роса очень обильна, выпадают часто небольшие дожди, и чем ближе к зиме, тем северо-восточный и северо-западный ветры становятся более резкими.
Климат Кандагара


Погода, Кандагар , Афганистан, Температура воздуха, °C


Погода, Кандагар , Афганистан, Скорость ветра, м/c

Климат в Кандагаре не может считаться здоровым, так как здесь круглый год свирепствуют перемежающияся и возвратные лихорадки, другие же болезни, как натуральная оспа, обыкновенная лихорадка эпидемичны только в известное время года. Перемежающияся и возвратные лихорадки особенно упорны весной и осенью, когда оне появляются в третичной форме, труднее поддающейся лечению. Глазные заболевания в Кандагарской провинции тоже часты, но их нельзя приписать исключительно климатическим условиям. К числу обычных заболеваний следует добавить еще ревматизм, невралгию, золотуху, сифилис и разного рода болезни мозга.



"Аманула" - план Гитлера.



Преемник Надир-шаха на афганском престоле, его сын Мухаммад Захир-шах (которому в момент гибели отца было всего 19 лет), оказался не в состоянии преодолеть традиционную для афганской внутренней политики раздробленность и, в результате, 30-е годы прошли под знаком противостояния двух основных лагерей - сторонников модернизации и консерваторов.

Последний лагерь состоял преимущественно из духовенства и формировался вокруг уже упоминавшегося "Совета улемов". Его члены выступали за сохранение традиционных форм правления и юрисдикции, основанных на шариате, а также против любых преобразований и реформ западного образца.

Тем временем, внутренняя ситуация в Афганистане стала объектом пристального внимания со стороны Берлина. В своем маниакальном стремлении к мировому господству Гитлер вынашивал далеко идущие планы, в которых Афганистану отводилось весьма важное место. Впоследствии, уже после Второй мировой войны, один из асов германской дипломатии и эксперт по ближневосточной политике Вернер-Отто фон Хентиг признает: "Афганистан в те годы занимал особо интересное положение, находясь как бы в "подбрюшье" советской Средней Азии. Из Афганистана можно было предпринять много против советских республик. От Афганистана недалеко до Индии. Для руководителей третьего рейха Индия была одной из важных целей. Начальник Генштаба Ф.Гальдер отдал приказ о подготовке военной операции против Индии еще 17 февраля 1941 года".

Приказ о начале планирования операции по выходу к границам Индии путем захвата Афганистана исходил от самого фюрера. В апреле 1941 года, незадолго до нападения на Советский Союз, германский Генштаб доложил Гитлеру о завершении черновой работы над данным планом. А 11 июня 1941 года Верховное главное командование вооруженных сил Германии (ОКВ) и Главное командование сухопутных войск (ОКХ) издали специальную директиву за номером 32, гласившую:
"После достижения целей операции "Барбаросса" дивизии вермахта должны будут вести борьбу против британских позиций на Средиземном море и в Передней Азии путем концентрической атаки из Ливии через Египет, из Болгарии - через Турцию, а также, в зависимости от обстановки, из Закавказья - через Иран".

Таким образом, уверенные в грядущем успехе блицкрига на Восточном фронте немцы готовились уже к осени 1941 года создать базу для операции в Афганистане, откуда они могли бы угрожать Индии - в то время еще сердцу Британской империи. С традиционной немецкой педантичностью был разработан план под кодовым названием "Аманулла", который предусматривал мероприятия по обеспечению похода германских войск в Афганистан и далее в Индию. Частью плана являлась подготовка мощного антианглийского восстания индийских мусульман, которое должно было вспыхнуть при появлении солдат вермахта у индийской границы. Для работы с местным населением Афганистана и Индии предполагалось выделить значительную часть "войсковых мулл", готовившихся в Германии под бдительным надзором знаменитого муфтия иерусалимского Хадж Амина аль-Хусейни.

Одновременно немецкая военная разведка "Абвер" в Афганистане активно работала с представителями среднеазиатской эмиграции, особенно с бывшими басмачами, - традиционно настроенными крайне экстремистски в религиозном плане. Еще в 1938 году Кабулу был предоставлен беспроцентный кредит на закупку в Германии вооружения и боеприпасов. Немецкая разведка использовала положение в своих интересах и, в частности, связанные с ней племена на индийской и советской границах получили часть германского оружия. При этом работавшие в Афганистане немцы неустанно подчеркивали, что являются посланниками фюрера, борющегося против исконных врагов ислама - России и Великобритании.

Апрель. 1943.

В Афганистане ликвидирована разветвленная агентурная сеть Абвера. Арестованы 25 эмигрантов из среднеазиатских советских республик (в том числе и зять бывшего эмира Бухары). Полиция безопасности выходит на след руководителя подпольной туркестанской организации -- резидента германской разведки (агентурный псевдоним Ганза).

Май.1943.

Великобритания передает списки 36 агентов Абвера правительству Афганистана через посольство в Кабуле с требованием незамедлительно установить агентурное наблюдение и арестовать руководителей разведячеек. Одновременно британцы передают списки 60 агентов Абвера и итальянских спецслужб в Северном Афганистане правительству СССР.

Английская карта, октябрь 1942 года (Portion of sheet H-41 F Kandahar. Original scale 1:253,440 Compiled and published originally under the direction of the Surveyor-General of India 1913 and Revised to 1941. Published by the War Office, 1942 and reprinted by the U.S. Army Map Service October 1942.)



"Гайрат"



На этой английской карте 1942 года, обращеет внимание, дотошное обозначение пуштунских плен, проживающих вокруг Кандагара. По числу этнических групп Афганистан занимает одно из первых мест на Ближнем и Среднем Востоке. Но ключевое значение имеют лишь пуштуны и таджики, составляющие более 60 процентов населения. Причем две трети из них пуштуны и лишь одна треть - таджики. И хотя немалую роль играют узбеки, хазарейцы, туркмены и другие непуштуны, в целом именно эти две этнические группы определяют общую этнополитическую ситуацию в стране.

Исторически таджики сформировались как народ оседлый, а пуштуны как оседло-кочевой. Отсюда локальная ориентация одних и гораздо более широкая других. И это несмотря на то, что социально-экономически таджики в целом более развиты. Исключение составляют лишь жители горных районов: Панджшера, расположенного к северу от Кабула, и Бадахшана, занимающего северо-восточный угол страны. Свое влияние на этнополитическую ситуацию, если не прямо, то косвенно, оказывают процессы среди зарубежных пуштунов и таджиков. Как известно, в соседнем Пакистане проживает больше пуштунов, чем в Афганистане, а в сопредельной Центральной Азии – столько же таджиков.


Вплоть до 1980 года пуштунов в Афганистане было примерно столько же, сколько всех непуштунов. А зарубежные таджики не имели своего государства. Это также способствовало ведущей роли афганских пуштунов. Как преобладающая численность, так и общенациональные ориентиры определили их значение как объединителей страны. Когда же руль государства дважды переходил к таджикам, Афганистан распадался на отдельные районы. Так случилось в конце 20-х годов прошлого века, когда в Кабуле воцарился бывший разбойник, известный как «Сын водоноса», и в первой половине 90-х годов того же столетия, когда править в столице стали таджики из Панджшера и Бадахшана.

Несмотря на явное противоборство на вершине власти, пуштуно-таджикские взаимоотношения в целом не были враждебными. Дело в том, что в Афганистане огромным влиянием пользуются клановые, родовые, племенные институты, и на первый план нередко выходят именно они, а не собственно межэтнические связи. Стремившиеся к централизации пуштуны опирались не на склонных к обособленности сородичей, а на равнинных таджиков, объективно заинтересованных в едином экономическом и политическом пространстве. Именно поэтому столицу Афганистана в свое время перенесли из пуштунского Кандагара в таджикский Кабул. Одновременно таджики Панджшера и Бадахшана блокировались с теми пуштунскими и непуштунскими силами, которые противились централизации.

"Гайрат", чувство собственного достоинства, - один из главных принципов Пуштунвали, набора традиционных правил и норм, которые горцы чтут не меньше Корана.

О пуштунах Европа узнала в прошлом веке, когда за полтора десятка лет они нанесли несколько поражений доселе непобедимому Британскому колониальному корпусу. Они остановили продвижение солдат Ее Величества в Афганистан, но оказались разрезанными границей, установленной англичанами. Сегодня около девяти миллионов пуштунов живет в Афганистане, составляя большинство населения этой страны, и примерно 16 миллионов - в Пакистане, где они составляют большинство в Северо-Западной пограничной провинции.

Особой проблемой для англичан стали племена, живущие в горах между Афганистаном и Британской Индией, которые не признавали ни власти Кабула, ни власти англичан. Считалось, что горцы - бандиты, с которыми нельзя договориться: они воруют людей, угоняют скот, нападают на караваны. Но после нескольких кровопролитных войн, проигранных англичанами, стало ясно, что договариваться все равно придется.

В конце прошлого века британцы создали здесь особую зону, где пуштунские горные племена сохраняли самоуправление (см. подверстку). Когда в 1947 году Пакистан получил независимость, пакистанские власти не сочли нужным менять систему, установленную при колониальном режиме. Они сохранили особый статус зоны, объявив ее Территорией племен федерального управления. Она делится на политические агентства (термин возник полвека назад, чтобы определить систему отношений горцев и центральной власти). Сегодня в Зоне племен существуют семь политических агентств - своего рода племенных мини-государств: Баджаур, Мохманд, Хайбер, Куррам, Оракзай, Северный и Южный Вазиристан.

В каждом "государстве" есть свой "политический агент", которого назначает центральное правительство. Если в горах у кого-то отнимут машину или кошелек, то он пишет жалобу политическому агенту. А тот спрашивает с малика (вождя) местности, где случилось ограбление. Политический агент - и следователь, и судья, и администратор. Он ведет строительство новых школ и больниц, решает споры о земле, отвечает за порядок.

Согласно кодексу Пуштунвали, горцы подчиняются своим маликам, а высший орган власти здесь - джирга, совет родовых или племенных старейшин. Племена делятся на кланы, те - на роды, а роды - на ветви. Свой малик есть на всех уровнях. Политический агент должен уметь находить общий язык с каждым из них. Он имеет право в случае необходимости созывать джиргу, обладает правом вето на то или иное решение вождя.

Горцы могут свободно перемещаться по всему Пакистану. Они не платят налогов в казну, но должны платить пошлину за ввоз на территорию племен товаров или продуктов "с равнины". Горцы могут голосовать на парламентских и президентских выборах, но их представители в Национальной ассамблее Пакистана не могут влиять на ситуацию в Зоне племен: все проблемы, требующие вмешательства центральной власти, решаются через политического агента. Он должен знать здешние традиции и уметь их использовать.

Число маликов в зоне племен постоянно растет, и власти способствуют этому процессу. Например, в агентстве Хайбер сегодня на 400 тыс. населения - 1400 маликов разного уровня, а еще сто лет назад было всего восемь. Политический агент не может назначить малика, но может рекомендовать его джирге. Выдвигая в малики лояльных властям авторитетных людей, агенты тем самым превращают вождей в чиновников.

В прошлом пуштуны теряли ведущую роль в результате прихода к власти слишком радикальных для местного общества пуштунских сил. В первом случае это были «младоафганцы» (сторонники модернизации) во главе с эмиром Амануллой, во втором – афганские коммунисты (ядро которых составляли также пуштуны). Причем в своих попытках «перевернуть» афганское общество они напрямую опирались на советское военное присутствие. Оттолкнув от себя большинство как непуштунов, так и пуштунов, и те, и другие, в конце концов, потеряли власть, а пришедшие им на смену таджикские лидеры объединить страну не смогли.




КАНДАГРАД



10 декабря 1979 г. Генеральным штабом в Туркестанский военный округ по устным приказам министра обороны СССР маршала Д. Устинова были отданы следующие распоряжения:
-доукомплектовать до полного штата и 11 декабря отправить в Термез понтонно - мостовой полк Киевского ВО;
-привести в повышенную готовность 103-ю воздушно - десантную дивизию и 11 декабря сосредоточить её на аэродромах погрузки;
-привести в повышенную готовность 5 дивизий и 3 отдельных полка военно –транспортной авиации и 11 декабря сосредоточить их на аэродромах разгрузки;
-привести в повышенную готовность 5-ю и 108-ю мотострелковые дивизии ТуркВО. По одному мотострелковому и танковому полку этих дивизий привести в полную готовность. Всего для создания 40-й армии было развернуто и доукомплектовано до полного штата около 100 соединений и частей, призвано из запаса 50 тыс. человек.

Ордена "Кутузова" и ордена "Александра Невского", гвардейская 70-я отдельная мотострелковая бригада была сформирована к марту 1980 года, на базе батальона 56 ДШБ и 373 гв.мсп, 5 гв.мсд.


История 5-й гвардейской Зимовниковской орденов Кутузова II степени и Александра Нев­ского мотострелковой дивизии им. 60-летия СССР в период 1942-1979 гг.

19 мая 1942 г. в СКВО начал формирование 14-й танковый корпус, командиром которого был назначен генерал-майор т/в Радкевич Николай Николаевич. Первоначально в составе корпуса вместо положенных по штату 3 танковых и 1 мотострелковой бригады числились лишь 138-я, 139-я танковые бригады и 14 авторота, с которыми корпус с 09.06.42 был включен в состав Действующей армии (Юго-Западный фронт). В июле в его состав дополнительно были включены 136-я танковая и 21-я мотострелковая бригады, и он стал полноценной боевой единицей, входя в состав Донской группы войск Северо-Кавказского фронта. После тяжелых боев и потерь 30.08.42 корпус был выведен в резерв Закавказского фронта. Затем его управление (без боевых частей) убыло в Московский ВО в резерв Ставки ВГК и 26.09.42 переименовано в управление 6-го механизированного корпуса. Его командиром был назначен генерал-майор т/в Богданов Семен Ильич (будущий маршал бронетанковых войск). В ноябре 1942 г. в состав корпуса были включены следующие части: 51, 54, 55-я механизированные бригады, 77-й и 78-й отдельные танковые полки, отдельные 41-й броневой разведывательный, 63-й мотоциклетный и 80-й саперный батальоны, 29-я авторота. Кроме того, в состав бригад входили танковые полки, созданные на базе отличившихся в битве под Москвой танковых бригад. Так, в составе 51-й бригады имелся 76-й танковый полк, созданный на базе 21-й танковой бригады, в 54-й бригаде – 79-й танковый полк (бывшая 34-я танковая бригада), а в 55-й – 80-й танковый полк (бывшая 71-я танковая бригада).
18.12.42 корпус был включен в состав Южного фронта, где в составе 2-й гвардейской армии участвовал в отражении удара Манштейна, пробивавшегося к окруженной в Сталинграде 6-й армии Паулюса, а затем в контрударе, в результате которого 08.01.43 был освобожден город Зимовники. При этом действия корпуса были настолько успешными, что 09.01.43 он получил почетное наименование Зимовниковского и был преобразован в 5-й гвардейский механизированный корпус. При этом его части получили гвардейские звания и новые номера:
9 января – 51-я механизированная бригада – 10-я гвардейская;
54-я механизированная бригада – 11-я гвардейская;
55-я механизированная бригада – 12-я гвардейская;
76-й танковый полк – 51-й гвардейский;
77-й танковый полк – 52-й гвардейский;
78-й танковый полк – 53-й гвардейский;
79-й танковый полк – 54-й гвардейский;
80-й танковый полк – 55-й гвардейский;
23 января – 80-й саперный батальон – 68-й гвардейский;
26 января – 63-й мотоциклетный батальон – 2-й гвардейский;
41-й броневой разведывательный – 4-й гвардейский.
Корпус продолжал наступление в составе 2-й гвардейской армии Южного фронта. К концу января в состав корпуса были включены 104-й гвардейский истребительно-противотанковый артполк и 409-й отдельный гвардейский минометный дивизион «катюш». А 22.02.43 его 52-й гвардейский танковый полк был переформирован в 24-ю гвардейскую танковую бригаду. Это переформирование стало последним в деятельности генерал-майора т/в Богданова С.И. на посту комкора – 26.02.43 он передал командование генерал-майору т/в Скворцову Борису Михайловичу (который командовал корпусом фактически до конца войны – 14.04.45 его сменил генерал-майор т/в Ермаков Иван Прохорович). В начале марта 1943 г. корпус был выведен в резерв Ставки ВГК и включен в состав вновь создаваемой 5-й гвардейской Танковой армии Степного ВО. До начала июля 1943 г. корпус находился на отдыхе и пополнении. В этот период в его состав были включены новые части:
- 1447-й самоходно-артиллерийский полк;
- 285-й минометный полк;
- 737-й отдельный истребительно-противотанковый артдивизион;
- 388-й отдельный батальон связи;
- 86-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон;
- 46-й отдельный медико-санитарный батальон;
- 206-я отдельная рота химзащиты.
При этом его 53-й отдельный гвардейский танковый полк перешел в непосредственное подчинение командующего армией.
11-12.07.43 корпус в составе армии был привлечен к знаменитому контрудару под Прохоровкой, имея в составе 221 танк и САУ:
24-я гвардейская танковая бригада – 51 Т-34;
10-я гвардейская механизированная бригада – 29 Т-34 и 12 Т-70;
11-я гвардейская механизированная бригада – 42 Т-34 и 22 Т-70;
12-я гвардейская механизированная бригада – 42 Т-34 и 22 Т-70;
1447-й самоходный артполк – 12 СУ-122 и 9 СУ-76.
После этой битвы, в которой потери корпуса были незначительные, он остался главной ударной силой армии, поскольку 2 других ее танковых корпуса (18-й и 29-й) лишились до 70% своих танков. В составе Воронежского и Степного (2-го Украинского) фронтов участвовал в освобождении Украины, в процессе которого в конце сентября – середине октября вместе с армией выводился в резерв Ставки ВГК. В это время его 4-й гвардейский разведывательный батальон был расформирован и влит в состав 2-го гвардейского мотоциклетного батальона. В мае 1944 г. 5-я гвардейская Танковая армия убыла в Белоруссию, а корпус 05.05.44 был выведен в резерв Ставки ВГК, где и находился до января 1945 г. (в Харьковском, затем Одесском ВО). В это время его состав несколько изменился:
- убыли 737-й отдельный истребительно-противотанковый артдивизион и 409-й отдельный гвардейский минометный дивизион;
- 104-й гвардейский истребительно-противотанковый артполк был переформирован в самоходно-артиллерийский;
- прибыли 763-й зенитный артполк и 11-й отдельный гвардейский минометный дивизион.
В начале января 1945 г. корпус был передан в состав 1-го Украинского фронта и включен в 4-ю гвардейскую Танковую армию, в составе которой и закончил войну Берлинской и Пражской операциями 11 мая. К этому времени в его состав был включен еще 379-й гвардейский тяжелый самоходный артполк.
Итогом завершения боевых действий стало награждение корпуса орденами Кутузова II степени и Александра Нев­ского, а его части при переформировании корпуса 10.06.45 в 5-ю гвардейскую механизированную дивизию имели следующие регалии:
- 24-я гвардейская Пражская орденов Суворова и Кутузова II степени танковая бригада;
- 10-я гвардейская Пражская ордена Кутузова II степени механизированная бригада;
- 11-я гвардейская Берлинская орденов Суворова и Богдана Хмельницкого II степени механизированная бригада;
- 12-я гвардейская Краснознаменная орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого II степени механизированная бригада;
- 104-й гвардейский орденов Богдана Хмельницкого II степени и Александра Невского самоходный артполк;
- 379-й гвардейский орденов Кутузова III степени, Богдана Хмельницкого II степени и Александра Невского тяжелый самоходный артполк
- 1447-й орденов Богдана Хмельницкого II степени, Александра Невского, Красной Звезды самоходный артполк;
- 763-й Севастопольский Краснознаменный зенитно-артиллерийский полк;
- 285-й Трансильванский Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого II степени минометный полк;
- 11-й отдельный гвардейский Кировоградский минометный дивизион;
- 2-й отдельный гвардейский Пражский мотоциклетный батальон;
- 68-й отдельный гвардейский Пражский моторизованный саперный батальон;
- 388-й отдельный Пражский батальон связи.
Переформирование корпуса в дивизию проходило в г. Бусск Львовской области, куда корпус был переведен в конце мая 1945 г., а уже в конце ноября вновь созданная дивизия убыла в Туркестан (г. Мары, в дальнейшем переведена в знаме­нитую Кушку). В состав дивизии в это время входили:
- 24-й гвардейский танковый полк (бывшая одноименная бригада);
- 103-й гвардейский тяжелый танкосамоходный полк (бывший 379-й гвардейский тяжелый самоходный артполк);
- 10-й гвардейский механизированный полк (бывшая одноименная бригада);
- 11-й гвардейский механизированный полк (бывшая одноименная бригада);
- 12-й гвардейский механизированный полк (бывшая одноименная бригада);
- 763-й зенитно-артиллерийский полк;
- 240-й гвардейский гаубичный артполк (имел наименование Келецкий – бывший 240-й гвардейский минометный полк из 6-го гвардейского механизированного корпуса);
- 285-й минометный полк;
- 1-й отдельный учебный танковый батальон;
- 11-й отдельный гвардейский минометный дивизион;
- 2-й отдельный гвардейский разведывательный батальон;
- 68-й отдельный гвардейский моторизованный саперный батальон;
- 388-й отдельный батальон связи;
- 86-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон;
- 685-й отдельный автотранспортный батальон;
- 46-й отдельный медико-санитарный батальон;
- 206-я отдельная рота химзащиты.
26.03.1957 дивизия была переформирована в 53-ю гвардейскую мотострелковую дивизию в составе следующих частей:
- 24-й гвардейский танковый полк;
- 369-й гвардейский мотострелковый полк (бывший 10-й гвардейский механизированный полк);
- 371-й гвардейский мотострелковый полк (бывший 11-й гвардейский механизированный полк);
- 373-й гвардейский мотострелковый полк (бывший 12-й гвардейский механизированный полк);
- 1072-й гвардейский артполк (бывший 240-й гвардейский гаубичный);
- 1122-й зенитно-ракетный артполк (бывший 763-й);
- 11-й отдельный гвардейский минометный дивизион;
- 650-й отдельный гвардейский разведывательный батальон (бывший 2-й);
- 68-й отдельный гвардейский инженерно-саперный батальон;
- 388-й отдельный батальон связи;
- 177-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон (бывший 86-й);
- 685-й отдельный автотранспортный батальон (в последующем – 841-й отдельный батальон материального обеспечения);
- 46-й отдельный медицинский батальон;
- 164-й отдельный батальон химзащиты.
Этот состав сохранился почти неизменным до конца 1970-х гг. Только в 1963 г. в Аягуз убыл 369-й гвардейский мотострелковый полк, а вместо него в состав дивизии 25.11.63 был включен 101-й мотострелковый полк, созданный в Ленинградском ВО на базе 45-й гвардейской мотострелковой дивизии. А 17.11.64 дивизии вернули ее прежний номер – 5-й.
В 1970-е гг. в состав дивизии были включены 307-й отдельный ракетный дивизион и 1377-й отдельный противотанковый дивизион, при этом минометный дивизион вошел в состав артполка.


26 декабря 20 часов командир 5-й гв. МСД генерал – майора Ю.В. Шаталин отдает приказ на пересечение госграницы с Афганистаном. Дивизия выдвигалась из Кушки, Тахта - Базара, и Иолотони. В установленное время части 5 гв. МСД вышли в будущие пункты дислокации возле городов: – Герат, Шинданд, Кандагар, штаб дивизии располагался под Шиндандом. Первые потери составили 2 человека.
С лета 1980 г. 5 -я гв. МСД начала участвовать рейдовых боевых действиях против бандформирований. Всего за период афганской войны участвовала в 156 плановых и неплановых боевых действиях.


Второй Армейский корпус афганской народной армии,со штабом в Кандагаре, в 1979 году включал:
- 15 пд,
- 7 тбр,
- 43 горный пех. полк,
- 191 артиллерийский полк,
- отдельный реактивный дивизион.
Советник полковник - Белов Александр Трофимович.
Подразделения полка "Командос" находятся в Кандагаре.
Советник подполковник Горбатов Владимир Ундодович.


В состав 5-й гв. МСД в ходили:
12 гв. мотострелковый полк,
101 мотострелковый полк,
371 гв.мотострелковый полк,
373 гв. мотострелковый полк - первоночально вставший в АДРАСКАНЕ, позднее на его базе была сформирована 70-я отдельная бригада.
24 гв.танковый полк,
1060 артполк,
1122 зенитно-ракетный полк,
1377 отдельный противотанковый артиллерийский дивизион,
650 отдельный разведывательный батальон,
68 отдельный инженерно-саперный батальон,
388 отдельный батальон связи,
307 отдельный ракетный дивизион,
164 отдельная рота химзащиты (огнеметная рота),
177 отдельный ремонтно-восстановительный батальон,
841 отдельный батальон материального обеспечения,46 отдельный медико-санитарный батальон.




Полковник в отставке Чернышёв Евгений Владимирович вспоминает:

"...5 мсд идет по маршруту: Кушка, Шинданд, Кандагар. Старшим в ней представитель МО, начальник одного из отделов Главного Управления Боевой Подготовки Сухопутных войск полковник Котляр Леонид Касьянович, опытный и решительный офицер. После выполнения задач по вводу войск в ДРА ему было присвоено звание генерал-майора. После ухода в запас он стал директором строящегося 'Мемориала Победы' на Поклонной горе. Этот маршрут проходит вдоль иранской границы и, в основном, по равнинной местности.
31-го декабря 1979 года в Кандагаре произошел мятеж, погибли болгарские специалисты, сильно ранен наш офицер-летчик. Мятеж подавлен. Семьи военных советников и болгарские специалисты эвакуируются на аэродром...



...Получил задачу: взять несколько офицеров, вылететь в Кандагар, разобраться в обстановке и к вечеру вернуться. Со мной вызвались лететь Березин И.М., полковник Жуков Альберт Михайлович - советник политуправления и прапорщик Старченко из роты спецсвязи.
В аэропорту проехали вдоль линии транспортных самолетов. Их очень много. Нашли наш. Экипаж готовил машину, прогревал двигатели. Поднялись в небо и взяли курс на юг, постепенно набирая высоту. "АН-26" был пуст. На вешалках болталось несколько дубленок. Экипаж свой скарб хранил в самолете. Транспортники в начале летали в Союз и обратно, минуя таможенную службу. Могли выполнять заказы, привозить дефициты.
Внизу безжизненная горная местность переходила в равнинную. Незнакомо и мрачно было внизу. Через полтора часа пошли на снижение и в 12.20 приземлились на военном аэродроме. Аэродром был добротным, построен англичанами. Нас встретили советники. У здания аэродрома из подъехавшего БТР высыпала ребятня, радостно восклицая. Им нравилась езда на БТР. Мальчишки оставались мальчишками. Продолжали вывозить на БТР семьи из города.
У входа в здание машина связи ("Р-118"), женщины с детьми, вывезенные из города. У женщин испуганные выражения лиц. На вопросы не реагируют, не отвечают.
Выяснилось, что аэродром надежной защиты не имеет: взвод афганских солдат да несколько наших невооруженных связистов. Начальник узла связи ст-лт Довбня просил перенести узел связи в штаб корпуса или обеспечить надежной охраной, а также обеспечить связистов автоматами - для самообороны.
Старченко остался разбираться со связистами, а мы на БТР выехали в штаб корпуса. Выезд на дорогу охранялся афганскими солдатами. Понеслись по пустынной дороге. Через несколько км. въехали в город. Люки закрыли. Из конца в конец пересекли растянувшийся вдоль дороги Кандагар. Большинство дукханов (магазинчиков) закрыто. Вдоль улицы, молча наблюдая за нашим БТР, сидели седобородые афганцы. Ощущалась их мрачная неприязнь. Было неприятно.

Подъехали к штабу корпуса. Встретил советник Брязгин. Вместе с ним и с переводчиком зашли к командиру второго корпуса Кабиру. Он озабоченно беседовал с каким-то афганцем. Советник подсказал, что это губернатор (Через несколько дней он сбежал в Пакистан). Мы представились. Я объяснил цель приезда. Просил командира рассказать подробно об обстановке. Суть его рассказа состояла в следующем.

Вчера в городе закрылись все дукханы, и народ стал скапливаться толпами. Автобус, в котором ехало около 20 афганских офицеров, был остановлен. Их заставили выйти из автобуса и судьба их неизвестна. Командир вывел в город танки. После пулеметных очередей народ разбежался по проулкам. Офицеры-политработники, разъезжая на машинах и БТР, через мегафоны провели большую разъяснительную работу, призывая население к спокойствию. Разъясняли политику нового правительства, цель ввода в страну советских войск Постепенно народ успокоился. Убитых убрали, раненым оказали помощь. Сегодня с утра народ не бунтует, разъяснительная работа продолжается. Открылась часть дукханов.

В районах, прилегающих к Кандагару, активизировались мятежники, обстреливают дороги. Он не уверен, что мятеж не повторится. Часто спрашивал: где советские войска? Нужно, чтобы они срочно прибыли в Кандагар. Я обрисовал ему общее положение, но не сказал, что войска в Кандагар не идут, остановились в Шинданде. Он также просил разместить на аэродроме нашу авиацию. Мы попрощались, пообещав сегодня же все доложить ГВС.
Вышли из штаба. Нас ждали советники, семьи которых находились на аэродроме. Туда могли добраться только на нашем БТРе.
На аэродроме обговорили последние вопросы. Нам передали просьбу болгар зайти к ним. В помещении, где они располагались, траурная обстановка. За столами слегка выпившие болгарские специалисты, скромная еда и напитки. Лица скорбные. Портреты погибших в черной окантовке лент. Двое болгар, хорошо говоривших по-русски, рассказали следующее. Вчера болгарские специалисты (болгары строили текстильную фабрику) выехали на "Москвиче" на базар. Их окружила толпа. Из машины выйти не дали. Машину перевернули, облили бензином и подожгли. Ужасной смертью погибли болгары.
Обступившие нас болгары попросили передать в болгарское консульство в Кабуле, чтобы быстрей вывезли тела убитых. Они также заявили, что работать в Кандагаре категорически отказываются. Пусть их забирают.
Предложил нашему советнику забрать с собой в Кабул нашего раненого летчика. Летчик вчера находился у рынка, когда услышал призыв женщины о помощи. Русскую женщину окружила толпа с явным намерением расправиться. Капитан бросился ее спасать. Разъяренная толпа переключилась на него. От окончательной расправы его спасли афганские офицеры, случайно оказавшиеся поблизости. Сейчас капитан был нетранспортабелен, женщина в сильном шоке.
В Кабул вернулись, когда уже стемнело. Первым делом связался с болгарским консульством (телефонную станцию уже восстановили) и передал все просьбы.
Доложил обстановку Главному. Действия он одобрил, с просьбами согласился. Особенно одобрил действия командира корпуса и наших советников по усмирению мятежа. Сказал, чтобы материал обобщить к завтрашнему совещанию. Он доведет его до всех советников...
...Проверкой установлено: в кандагарском корпусе советниками проводится большая работа по разъяснению военнослужащим и населению целей и задач революции, политики нового правительства, условий пребывания советских войск на территории ДРА. При этом широко применяется громкоговорящая связь. Эти мероприятия приносят положительные результаты и способствуют привлечению военнослужащих и населения на сторону нового правительства...

...В полусотне километров от Ашхабада оборудован горный учебный центр. Там лагерь для офицеров резерва. С ними проводятся занятия перед отправкой в Афганистан. Проводятся из рук вон плохо.
Основной лагеръ - палаточный городок. Из Ашхабада из учебной дивизии по очереди прибывают батальоны курсантов - будущих сержантов и специалистов. Многие курсанты истощены. Сильная жара глушит аппетит, постоянная жажда, вода плохая, многие болеют желудком. В лагере полчища полевых мух облепляют палатки, пищеблоки, туалеты. У ребят после школы молодой незакаленный организм. В Афганистане их ждут тяжелые физические напряжения. Им предстоит ходить в горы на точки, неся на себе весь недельный запас еды и питья, оружие и боеприпасы -50-60 кг. Для их тренировки оборудован специальный горный маршрут 60-80 км. с ночевкой. Совершаются 2-3 восхождения с наращиванием веса носимого груза. Трудно приходится ребятам..."

Я помню этот палаточный лагерь, под Килятой и эти тренировочные подъемы в горы.
"...Гора черной массой возвышается над спящим палаточным городком. Луна, зацепившись за каменную вершину, замерла в ночном небе. Кажется, что поднявшись на гору, можно прикоснуться рукой к ее серебряному кругу.
В учебном центре, разбитом у подножия горы, существует много способов воспитания настоящих солдат, каждый из них позволяет достичь поставленной цепи. Ночной подъем на гору - один из таких способов. Только на первый взгляд все выглядит просто и легко. Солдаты стартуют по одному. У каждого есть трассирующий патрон, нужно зажечь его на вершине и спуститься. Все наказания, существующие в лагере, ждут того, кто не "дотронется до Луны". При атаке вершины нельзя кричать, отступать и выжидать. На все про все сорок минут. Сорок минут, чтобы подняться и спуститься, пройдя через засады сержантов на единственной тропе, по которой ты не пойдешь, не должен пойти - и они это знают.
Тот, кто утверждает, что не имеет чувства страха, обманывает, прежде всего, самого себя. К началу подъема ты уже знаешь о своей трусости. Трусость давно стала твоей раной. Она создает боль - родную сестру подлости и отчаяния. Ты не можешь избавиться от нее. Она разрывает тебя на куски, которые ты уже не можешь контролировать. Поднимаясь к Луне по гребню горы, ты тащишь с собой в РД, нагруженном камнями, свое сознание, разорванное страхом на части. Ты боишься, поэтому, что бы ты ни делал, страх с тобой. Но от него нужно освободиться.
Цепляясь за острые камни, пугаясь стука собственного сердца, ты крадешься к вершине. Вот она - засада. Тебя услышали, но пока не видят. Слева встает тень, и ты понимаешь, если метнешься от нее вправо - тебя там тоже ждут. Вдруг, почти в упор, по тебе бьет, ослепляя вспышками, одна, затем другая холостая очередь. Ужимая внутри себя все, что есть трухлявого и мелкого, собрав в кулак остатки воли, ты вскакиваешь во весь рост. Оглушенный и ослепленный выстрелами, пользуясь моментом, в отчаянии делаешь последний рывок к вершине.
Вершина. Ты торопливо бьешь по патрону каблуком ботинка. Нагибаешься, подбираешь его и вытаскиваешь пулю, расшатывая ее в гильзе. Высыпав порох на камень, вставляешь пулю острием обратно в гильзу и бьешь по ее круглому концу куском другого камня. Этот стук рвет твое сердце на части. Ровно три быстрых удара подряд, и пуля начинает трассировать. Зажатая в гильзе, она раздраженно выбрасывает пламя из своей торчащей вверх задницы. Огненная струя разрывает в клочья темноту. Ты поджигаешь порох на камне и вдруг понимаешь, что все, чего ты так боялся - это лишь ветер, Луна и ночные тени! Встав во весь рост, ты закрываешь собой Луну. Сгорая в пламени вместе с порохом, твой страх делает тебя великаном, отбрасывающим огромную черную тень навстречу тем, кто спешит помешать тебе. Ты зажег свой трассер! Он прогорит всего несколько секунд, но сам факт, что он горел, уже не умрет никогда.
Кто не был на вершине - тот ничего не знает об этом, кто был - тот молчит. И лишь Луна, одна для всех, светит сверху.
Сколько людей не стали счастливыми, сколько их погибло только потому, что они не смогли перебороть страх. Страх, который потом называют обстоятельствами или судьбой. Но мало быть отважным перед лицом опасности и иметь храбрость жить под ее давлением. Надо еще уметь терпеть и ждать. Долго и упорно.
Некоторые терпеливы, потому что боятся. Если ты все время боязлив, то начинаешь бороться против собственной боязни, чтобы сначала хоть раз преодолеть ее пресс. Те, кто позволяют делать с собой все, что угодно, потому что боятся предпринять что-нибудь сами, далеки от настоящего терпения. Трус, когда он в безопасности, угрожает сам себе собственным страхом. Такое терпение - это плохо замаскированная форма отчаяния..."**


КАНДАГАР. Лето 1982 года.










КАНДАГАР. Конец лета 1982. РЕГИСТАН







"...Жизнь среди палаток и песка кажется спокойной, размеренной и однообразной. Терпение сквозит в движениях каждого солдата и офицера. Такое поведение легко принять за лень, разгильдяйство и безразличие. Но все не так. Это выражение обычной психологии бегуна на длинные дистанции: срок окончания спецкомандировки известен, поэтому спешить некуда - что нельзя исправить, то следует терпеть. Когда же ты уверен в себе и силен, когда тебе не нужно ничего себе доказывать - тогда можно быть терпеливым. Это сознательное, планомерное понимание происходящего в противоположность злости - одновременно самое тяжелое и самое красивое из того, что действительно стоило увезти с собой в память о пережитом.
Мало что меняется в бригаде для взгляда постороннего человека. Только солнце на небе, нещадно палящее сверху, меняет свое положение. Все остальное вокруг: песок и глина, выцветшие палатки - все остается неизменным, как сама пустыня, которая на сотни километров вокруг. Своим беспощадным постоянством она словно бросает вызов нашему присутствию..."**


Пустыня Регистан. Естественной границей песка служит сухое русло реки.


"...С юга на север, словно застывшие гигантские волны, тянутся бесконечные гряды барханов. Часть пустыни отнимает каменистое плоскогорье. Низкие горы образуют волнистые хребты, возвышающиеся среди безжизненных равнин. Между ними узкой змейкой вьются глубоко вдавленные в песок колесами вездеходов колеи дорог.

Первые горячие порывы ветра срывают с вершин барханов тучи песка так, как дома метель срывает снег с верхушек сугробов. Ветер тащит по барханам мелкий песок. Песчинки перекатываются, шуршат, пробираются под одежду, липнут к телу, забивая каждую пору, каждую щель в оружии. Поверху, как снежная поземка, идет мелкая, похожая на муку пыль, проникающая всюду, даже между линзами оптики прицелов, биноклей, НСПУ. Любой слабый ветер поднимает ее с земли, кажется, что барханы дымятся. Пыль забивает глаза, нос, скрипит на зубах. Больше всего страдает техника. Намертво приставая к смазанным частям, пыль превращает смазку в абразивную смесь, смертельную для трущихся деталей. Закутываем носы и рты, чтобы хоть как-то защититься от пыли, которая все равно проникает в легкие. Стволы оружия затыкаются тряпками, затворы обматываются разорванными перевязочными пакетами. В такой ситуации становишься нервным, взвинченным. Все прячутся, ищут укрытия. Но укрыться от пыли нельзя даже в чреве БТРа. Водитель, привычно вооружившись автоматом и монтировкой, устраивается на песке под двигателями бронетранспортера. Радиаторы - единственно доступный источник воды для молодых солдат, неэкономно расходующих собственные запасы. Именно терпение становится здесь единственным источником силы. Настойчиво охраняя тишину и равновесие внутри себя, мы уходим в засаду, оставляя бронегруппу в ожидании нашего сигнала.

Полдень - пик жары. Над пустыней повисает зной. Небо идеально чистое до горизонта. Слабый южный ветер шевелит песок, но прохлады не приносит. Раскалившийся в самом сердце Регистана, он сушит кожу, обжигает глаза. Искусственно созданная тень от маскировочной сетки и отбеленных солнцем плащ-палаток, накрывающих вырытые нами в песке укрытия, не спасают от пекла. Время замирает, превращая день в бесконечность.
Трудно дышать, организм быстро теряет влагу. Пот высыхает раньше, чем ты успеваешь его почувствовать, остается только тонкий налет соли на коже. ХэБэ становится деревянным и готово сломаться от пота. Возле глаз, губ, ноздрей кожа ссыхается, покрывается мелкими нудно саднящими трещинками. На ранки пыль оседает больше всего. Неравномерно покрытое пылью лицо приобретает сходство с какой-то зловеще раскрашенной глиняной маской. На боль уже не обращаешь внимания. Остается только одно: пребывая в покое и сосредоточенности, закрыть чувства для всего, что они ранее доносили до тебя, привести к тишине все мысли, которые прежде, подобно приливу и отливу, постоянно сменялись в голове, быть тихим и безмолвным внутри себя и ожидать в терпении.

Ночью всегда холодно. Разница с дневной температурой составляет пятнадцать с лишним градусов. К вечеру ветер затихает и наступает абсолютная тишина! Это особенно сильно чувствуешь, когда группа на марше останавливается для прослушивания. При движении по маршруту мы обязаны контролировать местность в радиусе не менее ста пятидесяти метров. Это, конечно, не всегда реально в наших условиях. Приходится особенно следить за звуковой маскировкой, так как ночью звук разносится дальше, чем днем. Поэтому, когда группа падает на песок, и ты замираешь, прислушиваясь и проверяя ориентиры, тишина ночной пустыни поглощает тебя, как океан. В такие моменты можно услышать, как скрипят, переговариваясь между собой, камни. Вроде бы нет никого, мешать некому, но ты невольно начинаешь говорить шепотом, опасаясь, что удары собственного сердца и с трудом сдерживаемое дыхание могут выдать тебя. Пусто и тихо. Каменистое сухое русло сменяется барханами. Они похожи друг на друга каждой своей складкой, словно их лепили при помощи одной формочки для песка.
Поднявшись на ближайший бархан, неожиданно видишь перед собой дно этой песчаной чаши - отполированную ветрами глиняную поверхность, густо утыканную острыми камнями. В лунном свете все это принимает неповторимый космический оттенок. Песчаная чаша похожа на лунный кратер. Трудно представить, что за этими плавно очерченными на фоне черного звездного неба барханами дальше на юг простирается пустыня камней, песка и ветров.

Только там, в песках Хадокигер, изрезанных глубокими оврагами-трещинами, напоминающими морщины на ладони дехканина, по- настоящему осознаешь цену мужества, рожденного жизнью, которая наполнена неумолимым давлением пустыни - источником мудрого терпения, помогающего строить на этой земле вечные крепости надежды и веры. Терпение - пластырь на все наши раны...

... Пустыня зачаровывает своим величием, бескрайностью, но одновременно наполняет душу тревогой, сурово напоминая нам о бесполезности наших намерений. Днем она подавляет, ночью - успокаивает, вселяя почти мистический покой. В черном звездном небе ярко светит Луна. Напрягая уставшие глаза, взводный пытается определиться с ориентирами. Я смотрю на его лицо и понимаю, что мы еще долго будем тянуть пустышку. Лицо заросло щетиной и покрыто слоем мельчайшего песка. Усталость и раздражение трехдневного ожидания берут свое. Остальные такие же - измученные, со взглядом, лишенным какого бы то ни было выражения. Я заставляю себя успокоиться. Взводный сам принял решение вернуться к бронегруппе, используя для этого остаток ночи. На возвращение нам отведено только несколько предрассветных часов. До бронегруппы по прямой, согласно карте, будет километров восемь-десять. Но идти приходится между барханами, по сухому руслу, постоянно отклоняясь от маршрута, совершая бесконечные подъемы-спуски по песчаным склонам. Так что фактически пройти надо будет примерно километров пятнадцать в хорошем темпе. С каждым подъемом ожидаешь увидеть конец пути. Ожидающий всегда торопит время. Выдерживая темп, заданный взводным, нам остается только перебирать ногами и следовать жизненному ритму пустыни: ее секрет - терпение.
Несмотря на все принятые меры, мы можем внезапно встретить противника. Такая встреча не оставит взводному времени для принятия решения. Наши действия в этих случаях отработаны до полного автоматизма в ходе изматывающих тренировок в бригаде. Но сейчас наши легкие с трудом принимают даже успевший уже остыть от дневного зноя воздух. Взводный оглядывается на нас, постоянно подгоняет. Впереди меня маячит спина с размеренно покачивающимся из стороны в сторону РД. С трудом выхожу из состояния оцепенения. Нельзя путать терпение со слабостью..."**


Cпутниковый снимок города Кандагар (2000 г)


Современный Кандагар был основан Ахмад-Шахом Дуррани, объединителем Афганистана. Рожденный согласно плана, он построен “квадратно-гнездовым способом”, с четкими квадратами кварталов. В географическом центре старого города находится площадь Чар Сук — Четыре рынка. К ней сходятся собственно рынки — четыре улицы с магазинами: Герат Базар, Шах Базар, Кабул Базар, Шикарпур Базар.








Почти на самой площади, в начале Кабул Базар, находится Джаме Муи Мобарак — мечеть Волос Пророка. В ней хранились волосы Мухаммеда.

Герат Базар уходит на запад и заканчивается на Шахидан Чоук — площади Павших. На ней находится небольшой монумент и пушка, установленные в 1948 году.

Октябрь 1982 года. Кандагарская бригада





"...Три дня назад на очередной проческе мы взяли шикарный бакшиш. Чесали улицу с кантинами. Ребята не стеснялись - в бригаде, на выстреле, как мы это состояние называли, сидели дембеля с чемоданами. Я не мешал, но сам не брал. А в этом доме - как черт попутал.
Хозяин дома был так напуган, что спрятался на женской половине. Вот когда его от туда мы доставали, одна из его женушек и сунула нам эту пачку денег. Хозяина мы не тронули, но деньги взяли. Кто понимает опасности войны, тот понимает и выгоду от войны. Это был не первый такой "хлопок" за время моей службы. Если все брать, то хватило бы не только на шикарный дембель мне и Вене. Жаль, П. уже отстрелялся. Но и ему были положены дембельские подарки.
Тогда в районе кирпичного завода зажали взвод из первой роты и закидали химическими гранатами. Потом мы за этими гранатами гонялись несколько дней. Там П. и получил свои две пули. Его уложили вместе с другими ранеными в дом. Спустя некоторое время в окно комнаты, где они лежали, попал гранатомет. Очнулся он только в БТРе, заваленный труппами. Тогда-то крыша у него и поехала. Его с трудом удалось уложить в палату в Арианском госпитале - он стал бояться закрытых помещений. Но, как раньше уже бывало с ним, отчаяние помогло ему. Последнее письмо он прислал из госпиталя. Пишет, что поправляется..."**


"...Пуля снайпера попала мне в грудь, пробив лифчик с магазинами. Удар оказался таким сильным, что опрокинул меня на спину. Возбужденный боем, я попытался подняться. Сильная боль в грудной клетке отбросила назад. С болью пришло удушье, сопровождаемое жжением в легких. Пытаясь вздохнуть поглубже, я закашлялся, отхаркивая светлую пенистую мокроту. Стараясь укрыться, отполз от окна в угол комнаты и, в изнеможении прислонившись спиной к стене, подтянул автомат. При каждом вдохе в груди слышался свист. Сняв левой рукой лямку лифчика с правого плеча, я рванул хэбэ на груди. Чуть ниже и левее правого соска, в центре расплывшегося кровяного пятна на груди была аккуратная дырочка. При выдохе из нее выходила кровавая пена. Разорвав зубами зажатый в правой руке перевязочный пакет, я левой рукой прикрыл рану его оболочкой. Чувствуя, как уходят силы, я засунул правую руку под болтающийся на левом плече лифчик. Прижатая таким образом к ране марлевая подушка быстро набухла от крови. Пытаясь крикнуть, я неожиданно для себя зевнул, широко открыв рот. Очередная волна удушья вырвала мое сознание из собственного тела.
Я увидел себя со стороны, сидящим на засыпанном гильзами глиняном полу. На бледном обескровленном лице мертвецкой синевой выделялись губы. Голова упала на залитую кровью грудь. На шее неестественно выступили вены. Смерть, которую не ждал, пришла обыденно, как зубная боль. Мысленно попытавшись вернуться на несколько минут назад, я увидел там себя, но на десять минут моложе, и понял, что могу так собрать миллионы своих двойников из прошлого и привести их в настоящее. Сейчас они стояли передо мной, беспомощно сидящим на полу пустой комнаты в брошенном доме. Вокруг шел бой. Пули продолжали влетать в комнату. Своими тугими ударами они выбивали глиняную пыль из побеленных мелом стен, оставляя на них черные росчерки. Мир звуков замкнулся в ударах слабеющего сердца.
Сотни прожитых мной мгновений стояли и смотрели, словно сейчас от меня одного зависело, будут ли они жить в моей памяти или умрут вместе со мной. Я знал, что одно из них было Смертью. Заручившись поддержкой некоторых родственных ей мгновений, она вела войну против меня одного. Не желая сдаваться, я надеялся использовать ее в своих целях. Нужно было только встать ей на плечи и выпрыгнуть из собственной могилы. Не хватало одного - времени, которое контролировало ток жизни в моем угасающем сознании. Оно, находившееся сейчас вне тела, было подобно слабому свету, едва проникающему в эту комнату. И я понимал, что после смерти ничего не будет.
Моя жизнь оказалась бесконечной чередой мгновений, каждое из которых могло стать последним, но, будучи прожитым мной, последним все же не стало..."***

"...Стая белых голубей мечется над площадью. В память об одержанной когда-то победе над английским экспедиционным корпусом вокруг скромного квадратного сооружения с куполообразной крышей стоят старые английские пушки. Кандагар, город, в котором, как в самой жизни, слились воедино страх и радость, роскошь и нищета, война и голуби, летающие беззаботной стаей над площадью с пушками, - символом свободы и независимости. Война чувствуется практически во всем. Она перевернула вековой уклад города, его привычки, традиции, даже выражения лиц людей. Война дала новые названия, например, "Черная площадь" в западном районе Данд, сразу за Пакистанским и Индийским консульствами - место постоянных обстрелов и засад. Война поставила на перекрестках танки, прочертила в синем, бездонном небе города яркие следы сгорающих тепловых ловушек, отстрелянных боевым вертолетом - "противоракетный маневр". Площадь с пушками для нас - контрольная точка при сопровождении колонн. Каждый раз приходится докладывать: "Прошел площадь с пушками". От тоски ли по родине, или просто от того, что так привычнее, постепенно позывной этой контрольной точки превращается в "площадь Пушкина".
Суматошное движение редких машин, моторикш, велосипедов нарушается чадящими выхлопами потока наливников, грузовых машин и БТРов. Это идет наша колонна. Война стала образом жизни этого города. И даже у мальчишек, которые всегда и везде играют в войну, здесь другие забавы. Вот и сейчас они равнодушно смотрят на танк, выставленный на перекрестке для блокировки вероятного нападения.
Техника уже прошла через город. Замыкая сопровождение и прикрывая сворачивающиеся блокпосты, рота покидает город вслед за уходящей через седловину колонной. Мы уходим из Кандагара, где с десяти вечера до пяти утра длится комендантский час. Частенько с наступлением темноты автоматная очередь в упор и окрик патруля звучат здесь почти одновременно. Ночью в городе, согласно законам военного времени, начинается другая жизнь, ритм которой исковеркан войной, и только психология жителей остается неизменной.
Настоящее и будущее этого города по-прежнему определяются его прошлым - английскими пушками на площади. Но мы этого еще не понимаем. И бывшая столица одного из беднейших государств мира выдавливает нас, не разрешая нам остановиться в ней ни на минуту. Нам еще предстоит сделать для себя открытие: тот, кто вмешивается в афганскую политику, по большей части лишь сильно обжигает себе руки.
...Ровные ряды выгоревших пыльных палаток раскинулись на границе с пустыней, рядом с построенным американцами аэродромным комплексом "Ариана". Бригада встречает нас бесконечными построениями и нарядами. Мы возвращаемся - сорок человек, за время отсутствия в расположении сделавших еще один шаг от дисциплины к разгильдяйству..."**







Поднимаясь на север по Шах Базар, вы увидите восьмиугольный мавзолей Ахмад-Шаха Дуррани, самое — или единственное — красивое здание Кандагара.




Сразу же рядом с ним находится Да Херка Шариф Зиарат — святилище с накидкой Мухаммеда. Дуррани получил ее от эмира Бухары в знак доброй воли в 1768 году. Смотреть накидку, понятно, нельзя. Ее и местным показывают раз в несколько десятилетий, для поднятия духа. Последний раз ею махал мулла Омар, предводитель Талибана.

Дом Омара — современная достопримечательность. Надо спрашивать местных о его расположении. Для противодействия ударам высокоточного американского оружия мулла наколотил на крышу несколько слоев автомобильных покрышек и закамуфлировал сверху крашеной фанерой. С воздуха выглядело неотличимо от оригинала, работало тоже отлично.

В четырех километрах на запад по шоссе от Шахидан Чоук находится Чихлзина — “Сорок ступеней”. Каменная лестница в сорок ступеней ведет к вырезанной в горе в 1522 году пещере. Она не очень высоко, но можно посмотреть на окрестности хоть чуть-чуть сверху.

На севере города расположены кладбища.
рассказывают, что среди них — кладбище талибанских командиров, с могилами, выложенными кафельной плиткой. И “кладбище Аль-Кайеды”. Там похоронены восемьдесят парней и одна деваха, павших героической смертью — на самом деле, иностранные талибы, а не алькайедцы. Большая их часть защищала кандагарский аэропорт до самого конца, а шестеро два месяца удерживали госпиталь уже после оккупации Кандагара американцами и Северным альянсом. Так как все бойцы были обречены на смерть и знали это, их могилы теперь являются местом паломничества заболевшего населения. По уже появившейся легенде, скушавший земли с могилки героя обязательно поправится.

Дорога на Север - "Кандагар-Кабул"


Аэродром Ариана, под Кандагаром - бывшая база 70-ой отдельной бригады.



Темные пятна на "взлетке" - следы американской бомбардировки.

АРИАНА(Kandahar /Qandahar Airfield Firebase Gecko 31R30'21"N 65R50'52"E)


Стюардессы авиакомпании "АРИАНА"


Разбитый америкосами госпиталь, возле Арианы.

карта 1985 года (Kandahar Area (topographic map in Russian) original scale 1:200,000 Portion of Soviet General Staff map H-41-VI 1985 (776K))

Бетонка "Герат-Кандагар"


Плантации мака в районе Панджваи провинции Кандагар.




Кандагар. Сенжерай.22 апреля 1983 г.



Это случилось на третий день бригадного рейда, в четвертую пятницу апреля, на сто двенадцатый день восемьдесят третьего года - в день рождения Владимира Ильича Ленина.



"...Батальон долго выходил из зеленки на намеченный рубеж - клеверное поле на окраине кишлака Сенжарай. Было тепло. Устало расположившись вдоль дувала, на границе виноградника, рота приводила себя в порядок. Кто-то перезаряжал оружие, приводил в порядок разболтавшиеся рюкзаки, а кто-то откровенно отдыхал. Солнце грело, уже не по-весеннему припекая. Батальон занимал позиции на блоках вокруг кишлака, дымными росчерками ракетниц отмечая движение выходящих из зеленки групп. За сорок минут наблюдения за кишлаком ничего подозрительного замечено не было - ни единого выстрела, ни единой души, ни намека на движение. Между ротой и кишлаком лежал зеленый ковер клеверного поля. На противоположном краю поля вдоль большого дувала протекал большой арык. Вдоль арыка, за дувалом, росли высокие деревья. За их кронами скрывались плоские крыши домов. Темные пятна еще не успевшей высохнуть глины в местах заделанных старых проломов никого не насторожили. Не потому, что опасность всегда пряталась где-то рядом, а просто потому, что никто не обращал на нее внимания. Подсознательное доверие обстоятельствам было связано с тем, что клеверное поле больше напоминало ухоженный футбольный газон, чем поле боя.

Доверие - прогнозирование ожидаемых событий. Насколько совпадают прогнозы, настолько и доверяют. Убеждения оказывают огромное влияние на поведение, поэтому обстоятельства не вызвали недоверия. Ожидание расслабило и притупило чувство опасности. Даже если бы они знали, что эти сорок минут станут для многих из них последними - что смогли бы они изменить, пацаны, безмятежно шагнувшие под пули? Инстинкт самосохранения - это не убогий фрагмент логики, это всего лишь система адекватных рефлексов.

Наконец-то поступила команда. Разбившись на группы по пять-восемь человек, они выдвинулись в направлении кишлака. В первой группе были только дембеля и ветераны. Когда эта группа обладателей реальных льгот на бакшиш одним броском пересекла клеверное поле и достигла арыка, остальные были только на середине этой дистанции.

Лучший способ победить противника - утопить его в море огня, обрушив на него всю свою огневую мощь за минимальный период времени. А это не так-то просто сделать, если между группами несколько сотен метров. После того, как первыми прицельными залпами была сожжена в упор первая группа и рассеяны по полю остальные, за дело принялись снайпера-"кукушки" - они вели прицельный огонь из пышных крон высоких деревьев. Их пули обслуживали всех, кто залег на поле, по полной программе. Стандартная "газонокосилка" на трагически распахнутой местности.

Командиры, как правило, крайне неразборчивы при выборе бойцов. Когда приходит пора паковать РД и отправляться на задание, отцы-командиры просто хватают первых шестерых ребят из списка физически крепких, и ставят их в первую группу. Пуля был в первой группе и шел первым. Они шлялись по зеленке уже вторые сутки, то отрываясь, то возвращаясь к броне. Все свое они несли на себе. В эту проческу Пуля ушел прямо из ночной засады. Всю ночь они проторчали на выносном посту, в русле реки. Как только они окопались в сухом русле, снизу, сквозь песок стала поступать вода. Насыщенный влагой песок поглощал температуру тела быстрее воздуха. Ночь была холодной, одежда - мокрой. Мокрый песок при плюс пятнадцати оказался смертельнее сухой погоды при минус десяти. Озноб, одеревеневшие мышцы, боль в конечностях, нечеткая речь, замедленный пульс, неясное мышление и потеря координации - загнуться от гипотермии на границе Регистана оказалось вполне реально. Под утро, когда Луна уже ушла, но темнота еще не отступила, на них напоролась духовская разведка.

Люди плохо приспособлены к выживанию в темноте - а это значит, что без ночных операций на войне не обойтись. Особенно, когда подразделения противника, увязнув в навязываемых перестрелках, остаются ночевать в зеленке. Это сегодня, все, кто не умер на той, первой своей войне, обожают сражаться в условиях, которые позволяют вызвать максимальный хаос в лагере противника. Ночные бои идеальны для этого. А пока в кино красивый и легкий в эксплуатации прибор ночного видения помогает главному герою крушить ряды врагов, вспышка выстрела и звук его распространения остаются единственными ориентирами в реальном ночном бою.

Это знают все. Поэтому ожидание нападения и вылилось в короткую ночную стычку. Они прозевали друг друга. Духи почти обошли их. Это "почти" и подставило мусульманские спины под православные стволы. Свист сигналок. Взрывы гранат. Не спать, не спать - косить, косить, косить! Полотно предрассветных сумерек с пулеметным треском рвется на лоскуты разбегающихся теней. Взрывы сорванных отступающими духами растяжек похожи на хлопки в ладоши - строгая няня-ночь быстро наводит порядок. В пылу этого грохочущего фейерверка не сразу замечают тяжелораненого. Осколками ручной гранаты парню вспороло бок.

Легкие ранения - это легкие ранения. Тяжелораненые выбывают из подразделения - это закон. Их немедленная эвакуация грозит порой срывом всей операции. Это не всегда возможно сделать оперативно, поэтому в рейде почти любое серьезное попадание смертельно, а легкие ранения - мучительны. Парня эвакуировали только утром, дотащив его на себе в лагерь, где ночевал всем табором батальон. Пуля рассчитывал остаться на броне, но ротный решил иначе. Оставив двоих молодых с раненым дожидаться вертушки, он отправил Пулю назад, дав ему в поддержку Крана - дембеля, которого за рулем БТР сменил молодой водила.

Нового ротного, пришедшего на место старого, погибшего под Калатом, в роте не любили. Выслушав нотации командира, Пуля вернулся в группу грязный, злой и усталый. Как был, в бронике (на котором пролежал всю ночь в луже), с НСПУ через плечо, лифчике с магазинами, набитом боекомплектом РД, он, не отдохнув, поперся на проческу.

Проческа началась нормально, к полудню вышли к кишлаку. Солнце ласково грело озябшее за ночь худое тело. Пуля успел подсушить носки, ботинки. Броник, который почти обсох, покрылся рыжими разводами. Пока ждали растянувшийся батальон, Пуля успел даже уснуть.

Дойдя до арыка, остановились. Стоя в полный рост перед дувалом, и щурясь на солнышко, они решали: как можно чище пересечь эту широкую канаву с мутной водой? Через секунду они уже совершенно не понимали, что происходит - им стреляли точно в голову и неизвестно откуда. В столкновениях на открытой местности все происходит молниеносно, не остается времени даже на простой прыжок в сторону.

Когда первыми залпами парней буквально сдуло с бруствера арыка, Пуля стоял на корточках, зачерпывая каской теплую воду. Он так и не проснулся до конца - тащился на автопилоте. Оглянувшись на крики, он увидел через плечо, как пуля навылет пробила Зулпукару шею. Как сложился, словно перочинный ножик, Ахмет. Как мгновенно грохнулся на землю Рахим со своим РПК, успев дать одну единственную длинную очередь по кронам деревьев, - в его грудь кто-то опытной рукой вколотил пару "гвоздей", один за другим.

Рахим, вытянув вперед правую руку, завалился набок и, широко открывая окровавленный рот, задышал часто-часто. Его легкие всасывали воздух через пробитую грудь. Воздушный пузырь, образовавшийся под грудной клеткой, раздуваясь, крушил печень, сердце. С каждым вздохом собственное дыхание убивало его медленно, но верно.

Снайпер бескомпромиссен. Для него - все гибнут по собственной глупости и неподготовленности. Психологи утверждают, что наиболее живучим свойственны десять черт: упрямство, желание выжить, чувство юмора, оптимизм, стойкость, гибкость, сострадание, вспыльчивость, самоуглубленность, способность выносить непривычные ощущения. С подготовкой у пацанов было все нормально. Их упрямство и желание выжить граничило с чувством юмора и сострадания стреляющих по ним снайперов - одним было не до смеха, другим - не до сочувствия. Смерть мгновенно наполняла сердца и тех и других черной холодной пустотой. Каждый получал свое - согласно сделанному однажды выбору.

Пуля продолжал сидеть на корточках, держа в руках наполненную водой каску, когда из-за дувала, через арык полетели гранаты. Прячась от разлетающихся осколков, он плюхнулся пузом в теплую глиняную жижу. Лежа в похожей на дерьмо грязи, Пуля пытался отделить прошедшую ночь от сегодняшнего дня, но не мог. Та же жижа, те же разрывы гранат, все перемешалось в его голове. Оказалось, что не обязательно что-то помнить, чтобы выжить в одиночку. Если все остальные мертвы, можно забыть все. Забыть, кто ты есть - дембель, ветеран или просто "парагваец", который если не сдохнет, тоже станет когда-то дембелем. Чем яснее он это понимал, тем сильнее начинал чувствовать, что, вероятнее всего, уже никогда не сможет этого сделать. В тот миг прошлое не имело значения.

Мощная волна грязевого потока подняла и потащила его тело - духи пустили в арык воду. Расстегнувшаяся распашонка бронежилета предательски тащила на дно. Лифчик тоже расстегнулся. Оглянувшись, Пуля увидел, что арык, огибая поле, ныряет под дувал. Судорожно пытаясь освободиться от броника, он нырнул под воду. Снятый через голову бронежилет, уплыл вместе с НСПУ. Успев зацепить лифчик и автомат, он выполз из воды и тут же попал под пули снайперов. Перекатившись через край арыка, пополз вдоль него - это было единственное укрытие.

Снайпер попал Крану в грудь. Удар был такой силы, что отбросил его от арыка. Теряя последние силы, он упал на спину. Душа полз вдоль арыка, прячась от пуль. Он первый нашел Крана. Перевязывая раненого, Душа перевернул его на живот. В это время из-за дувала полетели гранаты. Одна из гранат перелетела через арык и скатилась к ним. Душа пытался дотянуться до нее, но не смог - не успел. Граната взорвалась, разворотив лежащему без сознания Крану правую часть головы и правое предплечье. Душе, тянувшемуся к гранате, порвало осколками правое плечо. Он очнулся, лежа "ногами к взрыву". Его мозги окончательно стряслись - лысая голова навсегда превратилась в погремушку.

Есть люди, которые учатся чрезвычайно быстро. Они способны делать грандиозные выводы из вроде бы обыденных и незаметных вещей. Это связано с их восприимчивостью, с их умением и интуицией. Кому не хочется быть истребителем - составлять свои планы во время боя и менять их на лету? У Души, как у настоящего индейца, всегда была позиция, на которую он мог отступить.

Стреляя длинными очередями по деревьям, Душа заскользил по траве. Отталкиваясь каблуками ботинок, он словно плыл на спине. Это был его самый рекордный заплыв. Назад, через все поле. В это время напротив умирающего Крана в арыке лежал Пуля.

Пуля полз вдоль арыка, собирая оружие убитых, пока не нашел Крана. Тело перегородило ему дорогу. Он с сожалением смотрел на труп. Переползти через него значило открыться и получить свою порцию свинца. Отдохнув, размеренно, как толстая гусеница, он стал переползать и вдруг остановился - Кран был жив! Он перевернул его на спину. Пули щелкали по краю арыка, но это уже не относилось к трудностям жизни. Пуля тащил Крана за собой волоком, сколько мог. Когда Кран умер, Пуля взвалил его на себя и продолжал ползти. Смерть не умаляет человека - мертвое тело весит тяжелее живого. Преодолев половину дистанции, Пуля столкнулся с Пашей.

Паша что-то тараторил, ползая на карачках. Гранатомет болтался на его шее, словно огромная подзорная труба. Измазанный в грязи, с маской безумного страха на лице, Паша был похож на животное - свинью. А он и был свиньей - снайпера не убивали его, они гоняли его по кругу на виду всего батальона! Нашелся ли в тот миг на свете хотя бы еще один человек, который был готов пасть так низко, убегая от собственного страха?..

...Я вспоминаю, как мы сидели с Прицелом у Пули на кухне, когда, рассказывая нам про Сенжарай, хозяин вдруг грохнулся на пол. Ползая между наших ног, взрослый мужик рассказывал, показывая нам, как он полз по полю, как Кран умер на его руках, как Паша возник на его пути.

- Вдруг смотрю - Паша на карачках чешет. Шустро так, как дети, когда ходить не могут. Ползет, весь в грязи, причитает. Я его пропустил - "помеха справа".

- Ползу дальше. Кран уже умер - сразу потяжелел, к земле меня прижимает, словно от пуль прячет. Вдруг опять Паша, уже "помеха слева" - а он не пропускает. Прошелестел мимо, как трассер.

- Знаешь, в Пашу палили со всех стволов! Им не по приколу его гонять было - они в него просто попасть не могли!

- Мы все выползли потому, что они в него все палили! Он за всех нас там отдувался.

Как правило, самые глубокие мысли и чувства доходят до нас не прямо, и не в абстрактной форме, а в сложных, запутанных сочетаниях совершенно конкретных ассоциаций, между собой нерасторжимых.

Любой, кому пришлось неподвижно пролежать в арыке под кинжальным огнем минуты две, которого пытались добивать гранатами, кому пришлось ползти по залитому водой клеверному полю четыреста метров, вернуться, чтобы вытащить еще живых, знает - тем, кто не оглядывается назад, не заглянуть вперед..."****

Кладбище, напротив "Синих куполов". Там виднеется элеватор. 1974 год!


"...Воспоминания - след событий. Воспоминания всегда фрагментарны и неполно характеризуют события, их оставившие. Поэтому, реальность прошлого - это реальность совокупности таких следов. Для большинства людей следы - главный способ отслеживать реальность. Противопоставляя разные следы, мы больше узнаем о прошлом. Прошлое - след будущего, его тень. Тень у будущего может быть длиной, как полнометражный, многосерийный фильм о событиях, ведущих от причины к следствию. У каждого есть собственная тень будущего: у одних это светлое пятно веры, у других - темное пятно прошлого. Многие живут в этой тени.

- Что после сегодняшнего для нас с тобой будет по-настоящему важно завтра? - Паша внимательно следил за моими руками.

- После сегодняшнего мы оба уже точно будем знать, чего хотим, и какие следы прошлого нам нужно оставить в будущем, - я поставил бокал на стол...."****


КАНДАГАР.Осень 1983

.



"....Жизнь в бригаде отличается от засад и сопровождений колонн тем, что скачок от одного залета к другому происходит, как правило, в максимально сжатые сроки, часто одно вытекает из другого, не давая никаких шансов на возможность оглядеться и сообразить, кто и зачем раскручивает колесо событий.
Поэтому - не выпендривайся! Не лезь на рожон и на незнакомые объекты. Не делай этого ни при каких обстоятельствах. Если ты не знаешь - заройся в песок и не изображай из себя короля пустыни, забей большую папиросу или просто вышивай крестиком свой дембельский флажок..."**

Кандагар. 2 батальон. Лето -1983



"...Солнышко ласково греет наши лысые головы. Дембеля улетают на Север. Скоро и наш дембель. Долг Родине почти оплачен, осталось только очистить Кандагар от духов, обезоружить и разогнать их банды в зеленке, обезопасить дороги от мин, прекратить массированные артобстрелы, перестать терять технику и людей, вывести войска и покончить с партизанщиной.


Уже третий день бригада бросает батальоны на проческу города, а с наступлением темноты судорожно выдергивает их. Скованные интернациональным долгом перед мирным населением, упорно огрызающимся в уличных боях, мы уходим, чтобы потом вновь вернуться. В эти дни обычно крикливый и шумный город не похож на себя - его улицы и проулки пусты и тихи. Только крики муэдзинов напоминают о нерушимости исламских традиций. Мирная жизнь города погребена под обломками взорванных домов и растоптана на пыльных улицах его пригородов..."**
Схемы засад муллы Ali Ahmad Jalali:
Пенджавай.

План духовской операции. Пенджавай. 1982 года.

Крепость в Пенджавай сегодня.

Схема по захвату крепости в октябре 1985 года

Дех-Ходжа 1982 г.(DEH-KHWAJA)




"...Батальон прочесывает квартал за кварталом, загоняя моджахедов в мешок и подавляя очаги сопротивления. Но духи уходят, как песок сквозь пальцы. Для этого нас и оставляют на ночь в городе. Ночью мы ставим засады на вероятных маршрутах передвижений, днем - блокируем и прочесываем окруженные районы..."**
Кандагарская зеленка со стороны ГСМ

Убитый пулеметчик (ДШК в башню)



Полковник в отставке Чернышёв Евгений Владимирович вспоминает:
"...Война продолжается. Дикие жестокости проявляются с обеих сторон. Информация об этом распространялась в войсках. Душманы очень жестоко пытали пленных. Со стороны наших - случаи грабежей (мародерства) при захвате кишлаков, мстительных расправ, обстрелов артиллерией, ракетами, авиацией кишлаков, уничтожения напалмом посевов. Военной прокуратурой вскрыт случай, когда под Кандагаром наш пост расстрелял ехавшую в машине большую афганскую семью, бульдозером вырыли ров, зарыли жертвы и заровняли это место. Одна жестокость порождала другую...".

С мая 1988 г. в дивизии согласно Женевским соглашениям началась подготовка выводу частей из Афганистана. Вывод 5-й гв. МСД из гарнизона Щинданд –Герат -Туругунди –Кушка начался согласно графику 29 января 1989 г. последними вышли рр 371 мсп, рр 101 мсп/
Вывод дивизии завершился 15 февраля 1989 г.
Дивизия стала на место постоянной дислокации - г. Кушка.
Общие безвозвратные потери дивизии с 27.12. 79 по 15.02.89 г.г. составили:
1135 (из них 910 на боевых) человек.
Награждено орденами и медалями 12 825 чел.
Удостоены звания Героя Советского Союза четыре человека 4 человека (101 мсп – 3, 371 мсп - 1).
После распада Советского Союза на базе 5-й гвардейской Зимовниковской мотострелковой дивизии было сформировано подразделения МО Туркмении с почетным наименованием «Туркменбаши С. Ниязова», дислокация г. Кушка.

Американский лагерь на Ариане - без зелени!

Ариана при нас - зелень!.

Мост перед седловиной, заваленный после Америкосов

Тот же мост, но при нас

Кандагар, "автостанция" - 1982 год.

Двадцать лет спустя - 2002 год.





"...Сегодня ночью я опять не спал. Может, с вами тоже так бывает? Приходится лежать и думать в темноте. Это давно вошло у меня в привычку, которая кажется безобидной, только вот последствия с годами сказываются все сильней. По утрам я чувствую себя невероятно равнодушным и уставшим от собственных переживаний. Вспоминаю ли я войну? Я не знаю: я ее просто ненавижу. Но война сама приходит ко мне, и стоит лишь мне остаться одному, как она тут же врывается в мою жизнь и овладевает ею..."**







"...Я уже давно вернулся оттуда, но все еще продолжаю вздрагивать, возвращаясь во сне в узкие улочки, в лабиринты глинобитных дувалов. Мне не суждено было понять этот город. Может, потому, что я не видел его, когда в нем не было войны? Кандагар понять непросто, еще труднее его забыть. Я так и не могу вырвать его из своего сердца. Годы идут, и мои воспоминания постепенно превращаются в раздражающую эмоциональную язву - мир застывших мгновений..."**


"...У войны особый подход. Она входила в нашу реальность и потом ломала ее безжалостно раз и навсегда. Для этого у нее было множество способов. Жизнь разбивалась от ее ударов на мелкие части. И когда через два года мы получили их в свои руки, жизнь для нас показалась конструктором, игрушкой - моделью, которую мы действительно создали сами!

Я это понял. На войне учат делать то, что необходимо для выживания. Многое из того, чему мы там обучались, весьма уникально, но, честно говоря, среди "нормальных" людей эти навыки порой нужны больше, чем среди тех, кого можно встретить в психушке.

Значительная часть обогащенного войной опыта не относится к самой жизни, - она относится к тем осколкам сознания, которые мы привезли с войны. Мы ведем себя порой, как уроды, потому, что наше разбитое войной сознание - созданная нами галлюцинация, красивая голограмма прошлых наших переживаний. Но если сделать ее реальностью - мы становимся нормальными людьми!

Мир лопнул, раскололся на части, и мы мечемся в поисках собственного осколка, чтобы найти в нем покой. Чтобы угомониться, мы разбиваем чужой мир, убеждая всех, что тот ужас, который они начинают при этом испытывать, и есть нормальное состояние. Мы намеренно обманываем себя, пробуя совместить несовместимое - наше и их представления о жизни..."**
Теперь, канадцы и англичане чалятся в Кандагаре и это уже не наша проблема!..




Откровенные сексуальные привычки жителей Кандагара


("The Los Angeles Times", США.Маура Рейнольдс)
Оригинал публикации: Kandahar's Lightly Veiled Homosexual Habits ("The Los Angeles Times")

Кандагарские халеконы



Кандагар, Афганистан. - В свои 29 лет Мохаммед Дауд (Mohammed Daud) видел лица, может быть, всего лишь двухсот женщин. Hесколько десятков из них являются членами его семьи. Остальные лица он увидел случайно, украдкой, когда не должен был на них смотреть, а сами женщины были без паранджи.


"Как можно влюбиться в девушку, если нельзя посмотреть на ее лицо?" - спрашивает он.

Дауд не женат. Он вступает в сексуальные отношения только с мужчинами и мальчиками и не считает себя гомосексуалистом, во всяком случае, в том смысле, как это понимают на Западе.

"Я люблю мальчиков, но девочек я люблю больше, - говорит он. - Мы просто не можем видеть женщин, чтобы оценить, красивы ли они. Hо мы видим мальчиков и про них можем сказать, кто из них прекрасен".
Дауд ремонтирует мотоциклы. Он просил, чтобы мы назвали только два его первых имени, и не называли фамилию. У него молодое лицо, щегольские черные усики и выбритый подбородок, после разгрома талибов это стало возможным. Когда он говорит, у него дрожат коленки, что выдает его непроизвольное смущение.
"Вы задаете непростые вопросы, - говорит он. - Мы обычно не говорим о таких вещах".


Хотя это и редко признается, преобладание сексуальных отношений между афганскими мужчинами - открытый секрет, о котором быстро догадываются наблюдательные гости. Как это ни иронично звучит, но эти отношения особенно актуальны здесь, в Кандагаре, который был сердцевиной пуританского движения Талибан.
Для западных людей может показаться странным, что общество, в котором подавляется сексуальность, характеризует повышенная гомосексуальная активность. Однако профессор психиатрии Колумбийского университета Джастин Ричардсон (Justin Richardson) считает такой взгляд отсталым. Ведь именно крайние ограничения, налагаемые на сексуальные отношения с женщинами, приводят к тому, что гомосексуальное поведение становится превалирующим.
"В некоторых мусульманских обществах запрет на добрачный гетеросексуальный половой акт имеет очень большой вес, он сильнее, чем запрет на секс между мужчинами. В этих обществах можно обнаружить мужчин занимающихся сексом с другими мужчинами не потому, что им это очень нравится, а потому, что они находят это наиболее привлекательным из тех ограниченных возможностей, которые им доступны", - говорит Ричардсон.

Другими словами, секс между мужчинами можно рассматривать, как обратную сторону изоляции женщин. Этнические пуштуны, составляющие большинство населения Кандагара, отличаются от основных этнических групп Афганистана наибольшей религиозной консервативностью. Вероятно поэтому, именно среди пуштунов наиболее распространены гомосексуальные отношения.
Гостям может показаться, что они наблюдают признаки этого. С одной стороны, афганские мужчины склонны вести себя по отношению к мужчинам на людях более интимно, чем это принято на Западе. Во время чаепития или разговора они могут целоваться, держать друг друга за руки или обниматься.

Кроме того, среди пуштунских мужчин распространена франтоватость. Многие подводят глаза краской для век, красят ногти хной и разгуливают по городу в неуклюжих сандалиях с высокими каблуками.
Любовь к более молодым красивым мужчинам, которых называют здесь халеконами, даже воспета в пуштунской литературе. В популярной поэме Саида Абдула Кхалика Аги (Syed Abdul Khaliq Agha), умершего в прошлом году, говорится о Кандагаре, как о городе, имеющем специфическую репутацию.

"В Кандагаре прекрасные халеконы, - говорится в поэме. - У них черные глаза и белые щеки".

Однако приезжему, обращающему внимание на эти вещи, скорее всего, возразят, что они не являются проявлениями гомосексуализма. Местные жители настаивают на том, что объятия - это не секс. Мужчины, пользующиеся сурьмой и хной просто "необразованны".
Hесмотря на это, мало кто отрицает, что значительный процент мужчин в этом регионе занимается сексом с мужчинами и мальчиками. Спросим местное духовное лицо муллу Мухаммеда Ибрагима (Mohammed Ibrahim).
"Девяносто процентов мужчин желают предаться этому греху, - говорит мулла. - Однако большинство из них праведно и может контролировать себя. Только 20-50 процентов из тех, кто хочет этим заниматься, реализуют свои желания".

Согласно математическим выкладкам муллы от 18 до 45 процентов афганских мужчин занимаются гомосексуализмом, что значительно больше, чем 3-7 процентов американских мужчин, признающих себя гомосексуалистами.
Все эти люди бросают вызов строгой разновидности ислама, исповедуемой в этих местах и запрещающей секс между мужчинами. Они идут за советом к религиозным авторитетам и не находят у них поддержки.
"Внутри каждого человека есть дьявол, - говорит Ибрагим. - Если человек предается этому греху, значит это дело рук дьявола".
Мулла объясняет, что Коран грозит нарушителям "тяжелым наказанием". Традиция предусматривает три вида наказания для отступника: быть привязанным к столбу и сожженным, быть сброшенным со скалы или раздавленным падающей стеной.



Казнь мужчины и женщины, уличенных в инцесте.

Во время правления в Кандагаре талибы пользовались третьим способом. В феврале 1998 года они с помощью танка обрушили стену на трех человек, двое из которых обвинялись в содомском грехе, а третий изнасиловании лица мужского пола. Первые двое погибли, а третий пролежал неделю в больнице и, поскольку было сделано заключение, что Бог пощадил его, отправился в тюрьму. Там он отсидел шесть месяцев и бежал в Пакистан.
Вероятно для того, чтобы отвадить назойливых гостей, владельцы соседнего дома начали отстраивать это место.
"Понаехало много иностранцев, они стали опрашивать людей, проживающих поблизости, - говорит Абдул Басер (Abdul Baser), 24-летний афганец, показавший траншею, где эти люди были раздавлены. - После этого местные жители решили восстановить разрушенную стену".
Однако, когда речь заходит о гомосексуализме, многие обвиняют талибов в лицемерии.
"У талибов были халеконы, но это держалось в секрете, - говорит один командир, воевавший против талибов, о котором ходят слухи, что он держит двух халеконов. - Они прятали халеконов в медресе" или религиозных школах.

Hе только религиозные авторитеты говорят о том, что у пуштунов гомосексуализм - обычное явление.
Доктор Мохаммед Hасем Зафар (Mohammed Nasem Zafar), профессор Медицинской школы в Кандагаре, считает, что около 50% мужского населения города вступают в сексуальные отношения с мужчинами или мальчиками на каких-то этапах своей жизни. По его словам, мальчики впервые начинают привлекать внимание мужчин в 12-16 лет, до того, как у них начинает расти борода. Hекоторых подростков ему приходится лечить. В частности, они страдают от болезней, передающихся половым путем, и недостаточности сфинктера прямой кишки. По словам доктора, СПИД пока что не является проблемой для Афганистана, вероятно потому, что страна изолирована.
"Иногда, когда халекон подрастает, старший товарищ женит его на своей дочери и забирает его к себе в семью", - говорит доктор.
Зафар вспоминает, как застал местного муллу за занятием сексом с молодым человеком прямо на столе для осмотра больных в поликлинике. "Если наш мулла позволяет себе такие вещи, то что можно сказать про остальных?" - спрашивает Зафар.
По словам профессора психиатрии Ричардсона, было бы неправильным утверждать, что афганские мужчины - гомосексуалисты, поскольку их выбор партнера не соответствует тому, что на Западе называют сексуальной ориентацией. Он сравнивает их с обитателями тюрем: они вступают в сексуальные отношения с мужчинами в первую очередь потому, что оказались в такой ситуации, в которой мужчины, как сексуальные партнеры, более доступны, чем женщины.

"Это имеет отношение к их образу жизни, - замечает он, - а не к тому, что они из себя представляют на самом деле".
Мастер по ремонту мотоциклов Дауд согласился бы с тем, что в основе вопроса лежит изолированность женщин.
По словам Дауда, первый сексуальный опыт с мужчиной он получил в 20-летнем возрасте. К тому времени он понял, что у него будет много проблем с женитьбой. По пуштунским обычаям мужчина должен заплатить за свою свадьбу, купить подарки и одежду невесте и ее семье. Сумма доходит до 5 тысяч долларов, - огромные деньги для бедной страны, - и многие мужчины, а среди них и Дауд, решили даже и не пытаться добиваться руки женщины.
"Я бы женился, но экономическая ситуация в нашей стране мешает мне сделать это", - говорит Дауд.
Дауд говорит о своей сексуальной жизни только с глазу на глаз и только после того, как мы обещали ему не делать никаких фотографий.
"Я имел связи с разными мальчиками, с некоторыми в течение месяца, с некоторыми по одному месяцу. Кто-то оставался со мной на шесть лет, - говорит он. - Здесь тоже проблема в деньгах. Если хочешь иметь связи с мальчиком, надо покупать ему что-нибудь. Поэтому это не так-то и плохо для него. Hекоторые связи требуют много денег, некоторые не так много. Иногда я чиню мотоцикл и делаю ему подарок".
Гомосексуальные отношения поддерживать нелегко, соглашается он. О доме не может быть и речи.
"Если бы мой отец застал меня за этим, то выгнал бы меня из дома, - говорит Дауд. - Если хочешь заниматься сексом, нужно найти укромное место. Hекоторые уходят в горы или в пустыню".
Относительно того, стала ли сексуальная жизнь Кандагара более открытой или более закрытой после разгрома талибов, нет единого мнения.

Hапример, после того, как начале декабря в город вошли антиталибские силы, некоторые западные наблюдатели видели командиров, открыто разгуливавших по городу со своими халеконами. Hо за последние несколько недель, с тех пор, как новый губернатор Кандагара Гуль Ага Ширзай (Gul Agha Shirzai) издал приказ, запрещающий юношам моложе 18 лет жить в казармах, ситуация изменилась. Официально этот запрет направлен на то, чтобы положить конец практике использования детей в качестве солдат.

"Hа самом деле все не так, - говорит один из главных помощников губернатора инженер Юсуф Паштун ( Yusuf Pashtun), не соглашаясь с утверждением, что мальчиков используют для секса. В приказе губернатора говорится лишь о том, что "нельзя призывать в армию мальчиков младше 18 лет".
Близкий к Ширзаю антиталибский командир заметил, что одна из целей приказа состояла в том, чтобы убрать халеконов из казарм. Однако, по его мнению, этот шаг всего лишь загнал такую практику в подполье.
По словам доктора Зафара, при талибах все были запуганы и вынуждены были воздерживаться. "При Талибане не более 10% практиковало гомосексуальные отношения, - говорит он. - А теперь правительство не обращает на это внимания, поэтому данный показатель может вернуться к отметке в 50%".
Однако Дауд считает, что может произойти и обратное. Если будет восстановлено совместное обучение, а законы об одежде для женщин смягчатся, то у мужчин станет меньше причин искать утешения в постелях, - в полях или на складах, - в обществе других мужчин.
"Что касается меня, если я найду девушку и увижу, что она прекрасна, я пошлю к ней свою мать" просить ее руки, - говорит Дауд. - Я просто жду встречи с такой девушкой".

Бача



Еще в 19-ом веке пуштуны - мусульмане, воевавшие на стороне британской колониальной армии, распевали поэмы, в которых рассказывали о том, как страстно они желают молодых юношей.


Бача - мальчик танцор в Центральной Азии. Исполнитель эротических песен и танцев, а, заодно, и сексуальный работник. На фотографии бача в Самарканде, 1905г.


В основе гомосексуализма здесь лежат традиции прочных мужских уз, которые являются основой исламской культуры и находят даже более наглядное проявление в строгом, "отделенном от секса" обществе Южного Афганистана. Тайные гомосексуальные контакты здесь уже давно стали характерной особенностью жизни. Однако педерастия является бичом государства.


Кучек - мальчики танцоры, одетые в женскую одежду. Кучек не только исполняли эротические танцы, но и поставляли сексуальные услуги. На турецкой миниатюре изображена танцевальная труппа султана Ахмеда на праздновании обрезания его сына в 1720г.

Придерживающиеся пуританских взглядов талибы делали все возможное, чтобы искоренить педерастию из пуштунской культуры, где главенствует культ мужчины, теперь, когда министерства по делам нравственности больше не существует, некоторые вновь позволяют себе такое удовольствие.
"При талибах иметь возлюбленного было трудно, но теперь это вновь легко", - отметил Ахмед Фарид, 19-летний молодой человек в белом платке, закрывающем лицо, так что видны лишь черная прядь волос и пронзительные подведенные глаза. Фариду это известно очень хорошо. Владелец одного из магазинов взял его себе в качестве любовника, когда Фариду было всего 12 лет.
Интерес полевых командиров к мальчикам сыграл определенную роль в приходе талибов к власти в Афганистане. В 1994 году к Талибану - тогда это была совсем небольшая группа - обратились с просьбой спасти мальчика, над которым надругались два полевых командира. Талибы освободили мальчика, и люди ответили на это благодарностью и поддержкой.
"В то время мальчики даже не могли ходить на рынок, поскольку полевые командиры могли забрать к себе любого, кто им понравится", - рассказывает Амин Уллах, меняющий валюту на базаре в Кандагаре.
Большинство мужчин проводили большую часть времени в компании других мужчин и редко видели других женщин, за исключением своей матери, сестры или жены. Атмосфера оставляла мало места для сексуальных контактов между мужчинами и женщинами ради удовольствия, не говоря уже о романтической любви. Однако альтернативные варианты сексуальных отношений найти было нетрудно.
По словам 29-летнего Мухаммада Дауда, впервые он обратил внимание на Фарида 7 лет назад в одном из магазинов автозапчастей, который принадлежал отцу Фарида, после чего Мухаммад домогался мальчика в течение нескольких месяцев.
"Если вам нужен мальчик для секса, вам придется долго ходить за ним, прежде чем он согласится", - говорит Дауд, улыбаясь Фариду. Эти двое, согласившиеся на интервью, живут в одном из общежитий Кандагара.
"Сначала он боялся, так что я купил ему шоколаду и дал ему немного денег, - отметил Дауд, улыбаясь. - Я действовал шаг за шагов, и через 6 или 7 месяцев он согласился".
"В то время у меня не было бороды", - сказал Фарид, улыбнувшись.
Талибы занялись этой проблемой, прибегнув к древнему наказанию, предусмотренному шариатом: они обрушивали стены на головы тех, кто был замечен в гомосексуализме.
Как ни странно выглядит это наказание, оно является вполне подходящим для многих афганцев, живущих в мире стен, многие из которых давно уже ни на что не годны. Вокруг полно глиняных стен высотой в 12 футов и толщиной в 2 фута, которые только и ждут, чтобы их на кого-нибудь опрокинули.
На окраине Кандагара Фарид показал на груду булыжников и рассказал, что он видел, как талибы положили здесь человека в неглубокую яму напротив высокой стены, а затем обрушили на него стену с помощью танка, подъехавшего с другой стороны.
"Когда стена упала, люди сказали, что он мертв, однако затем мы услышали, что он не погиб", - говорит Фарид.
Этим человеком был мулла Пир Мухаммад, бывший учащийся медресе, ставший бойцом Талибана, а затем посаженный в центральную тюрьму Кандагара. Его осудили за сексуальное насилие над сокамерниками.
После того, как на него упала стена, родственники откопали его и отправили в больницу. Там он провел 6 дней, и еще 6 месяцев в тюрьме, однако, согласно законам шариата, выжившим даровалась свобода. По словам его бывших соседей, сейчас он живет в Пакистане.
Сейчас талибы ушли, а полевые командиры вернулись, некоторые принесли с собой те же наклонности. Педерастия столь распространена, что правительство выпустило директиву, запрещающую допуск "безбородых юношей" (так называют несовершеннолетних сексуальных партнеров) в полицейские участки, на военные базы и в лагеря полевых командиров.

Хотя мужчины и сейчас добиваются расположения мальчиков, теперь мало кто делает это открыто.
"Нам до сих пор стыдно перед нашими старшими братьями и родителями", - подчеркнул Фарид.
Однако он говорит, что не сожалеет о том, что его вовлекли в сексуальные отношения. На вопрос, может ли он сделать то же самое с каким-нибудь мальчиком, Фарид ответил утвердительно.

"Сейчас я уже присматриваю себе одного", - заявил он с улыбкой.







приложения:
*Предлагаемая часть текста, представляет собой извлечение из труда А. Гамильтона "Афганистан".
В 1908 году эта книга (кроме первых 6-ти глав, содержащих подробное описание Оренбург-Ташкентской железной дороги и наших Средне-Азиатских владений, представляющих интерес только для английского читателя) в переводе С. П. Голубинова была уже издана В. Березовским 1. Штабом же Округа изданы лишь три главы перевода сделанного для рассылки их в части войск, так как особый интерес для нас представляют Гератская и Кандагарская провинции, почему дальнейшее печатание всего перевода, в виду появления уже в печати перевода С. Голубинова, было признано излишним.Перевел штабс-капитан Калусовский.
В 1910 году Штабом Округа издана и разослана в войска Округа в переводе с английского брошюра "8 лет при дворе неограниченного монарха" (эмира афганского), рисующая все стороны жизни афганцев и заключающая в себе подробное описание Кабульской провинции; дополнением к ней и служит описание Гератской и Кандагарской провинций, издаваемое ныне Штабом Округа.

** "День ВДВ" Павел Андреев.
*** "Путь отчаяния" Павел Андреев
**** "ТЕНЬ" Павел Андреев



Смотрите по ссылке:
карта 1985 года (Kandahar Area (topographic map in Russian) original scale 1:200,000 Portion of Soviet General Staff map H-41-VI 1985 (776K)) - http://www.lib.utexas.edu/maps/middle_east_and_asia/kandahar_1985.jpg
Английская карта, октябрь 1942 года (Portion of sheet H-41 F Kandahar. Original scale 1:253,440 Compiled and published originally under the direction of the Surveyor-General of India 1913 and Revised to 1941. Published by the War Office, 1942 and reprinted by the U.S. Army Map Service October 1942.)- http://www.lib.utexas.edu/maps/historical/kandahar_1942.jpg
спутниковые снимки военных объектов Талибан в Кандагаре - http://www.globalsecurity.org/military/world/afghanistan/kandahar-imagery.htm
галерея фотографий, сделанная американскими морпехами в Кандагаре -http://www.globalsecurity.org/military/world/afghanistan/kandahar_afld-gallery.htm
АРИАНА(Kandahar /Qandahar Airfield Firebase Gecko 31R30'21"N 65R50'52"E) -http://www.globalsecurity.org/military/world/afghanistan/kandahar_afld_imagery.htm
Кандагар. Уездные карты провинции...
http://www.aims.org.af/maps/district/kandahar/spin_boldak.pdf
http://www.aims.org.af/maps/district/kandahar/kandahar.pdf
http://www.aims.org.af/maps/district/kandahar/arghandab.pdf
http://www.aims.org.af/maps/district/kandahar/panjwayi.pdf
http://www.aims.org.af/maps/district/kandahar/daman.pdf
http://www.aims.org.af/maps/district/kandahar/Maywand.pdf
http://www.aims.org.af/maps/district/kandahar/Khakrez.pdf
http://www.aims.org.af/maps/district/kandahar/ghorak.pdf
http://www.aims.org.af/maps/district/kandahar/shah_wali_kot.pdf
http://www.ryadovoy.ru/militarizm/dokumet's/rumbashi.gif - описание воздушного десанта в р-не кишлака Румбаши.Начало января 1985 года.
http://www.almanacwhf.ru/?no=2&art=13&p=2 - Статья о захвате душманского учебного центра воздушным десантом.Октябрь 1985,к юго-западу от г. Кандагар.
Книга Ali Ahmad Jalali - Afghan Guerilla Warfare: Mujahideen Tactics in the Soviet Afghan War (Paperback)-
описание засад в Кандагаре (схемы здесь - см.ниже) ссылка на саму книгу -
http://www.amazon.co.uk/Afghan-Guerilla-Warfare-Mujahideen-Tactics/dp/product-description/190257947X
Книга The Other Side of the Mountain: Mujahideen Tactics in the Soviet-Afghan War (Soviet (Russian) Study of War) (Paperback) -
http://www.amazon.co.uk/Other-Side-Mountain-Mujahideen-Soviet-Afghan/dp/0714682497/ref=sr_1_1/203-9883701-8667105?ie=UTF8&s=books&qid=1173856834&sr=1-1





счетчик посещений contador de visitas sexsearchcom
 
 
sexads счетчик посетителей Культура sites
© ArtOfWar, 2007 Все права защищены.